Точка зрения
06 декабря 2017 г.
Дмитрий Румянцев

Грядущие угрозы для страны и потребность в новой идеологии

Главная проблема современной российской государственности — отсутствие исторической легитимности. Став президентом в результате абсолютно честных и прямых выборов в 1991 году, Борис Ельцин уничтожил в 1993 году историческую легитимность новой политической России, волюнтаристски разогнав, а затем и расстреляв парламент страны (Верховный Совет). Историческая тень этого события распространилась и на Россию 2000-х годов. Несет ли такая ситуация в историческом масштабе какие-либо риски для страны?

Прямой аналогией подобной ситуации является созданный большевиками СССР. Разогнав в 1918 году Учредительное собрание, большевики лишили свой проект исторической перспективы и обрекли его на незавидный финал. СССР имел множество дефектов, разбирать которые в данной статье нецелесообразно, поскольку это уведет в сторону от рассматриваемой проблемы. Но один из главных дефектов — отсутствие исторической легитимности.

Историческая нелегитимность СССР привела к тому, что этот геополитический конструкт прекратил своё существование практически сразу после того, как сошли с политической арены люди, которые участвовали в демонтаже старого строя и создании нового типа государственности (Сталин, Хрущёв и их ближайшие помощники) или люди, которые хотя сами и не участвовали в революции непосредственно, но входили в отряды молодёжи, поддержавшие большевиков-революционеров, создавших СССР (Брежнев и его политическая элита).

Иначе говоря, СССР просуществовал всего два поколения политических управленцев: 1) тех, кто его создал и 2) тех, кто на первом этапе рождения СССР вошёл в низовые звенья управленческого аппарата. Только эти люди искренне исповедовали идеи коммунизма и искренне верили в справедливость созданного на базе этих идей общества и государства.

Однако искренняя вера элиты в базовые идеи, положенные в основу новой государственности, давали СССР удивительную стойкость и известную привлекательность. В период 30-х — 60-х годов во всём мире миллионы людей, включая и многих представителей иностранных интеллектуальных кругов, с большой симпатией и уважением относились к СССР и советскому руководству. Это давало СССР такой важный для государства ресурс, как высокий международный авторитет.

Одновременно и внутри страны широкие слои населения, несмотря на многие явно непривлекательные элементы системы (тоталитаризм, отсутствие почти всех базовых свобод, невозможность свободного въезда и выезда, отсутствие права на частную собственность, огромный товарный и продуктовый дефицит и т.д.) в целом лояльно относились к политической элите и проекту. То есть не существовало явной пропасти между элитой и массой населения.

Но после того, как ушли со сцены, а ещё через некоторый срок стали стареть и постепенно сходить со сцены представители второго поколения политических управленцев СССР, обнаружилось, что идеи коммунизма уже не являются цементирующими для общества и государства или, проще говоря, эти идеи уже умерли и в них никто на самом деле не верит. Хотя формально публично почти все декларировали свою лояльность этим идеям. Однако, как пелось в одной песне — «одни слова для кухонь, другие — для улиц», т.е. публично и приватно советские люди стали декларировать совершенно различные идеи.

Одновременно на Западе с конца 60-х годов началась ревизия левых и коммунистических идей (во многом под влиянием маоизма). А т.н. Франкфуртская школа неомарксистов (наиболее знаковым представителем которой был Герберт Маркузе) сформулировала новый вариант марксизма, фактически объявив коммунистические идеи, которые исповедовали лидеры СССР, устаревшим ретроградством. Маркузианство, ставшее идеологией лево-либеральных кругов Запада (особенно США), повело наступление как на западный консерватизм, так и на марксизм- ленинизм, бывший идейной опорой СССР. После этого даже левые интеллектуалы Запада свернули свою идейную поддержку СССР (что наиболее ярко отражено в известном манифесте Ги Дебора «Общество спектакля»).

В итоге, к концу 70-х годов былое международное уважение к СССР стало сильно меркнуть, а к середине 80-х фактически испарилось полностью. Что совпало и с внутренними процессами, когда практически весь советский народ (включая элиту советского общества) перестал верить в коммунистические идеи и всё своё внимание сконцентрировал на политических и экономических дефектах СССР.

Пришедшие к власти в середине 80-х годов Михаил Горбачёв и его команда, пытаясь сохранить СССР, сосредоточились исключительно на экономических реформах, не уделяя никакого внимания интеллектуальной работе по созданию новых привлекательных идей и модернизации идеологии или даже замены старой идеологии новой. В итоге, в обществе образовался идейный вакуум. И этот идейный вакуум заняли не столько либеральные, сколько националистические и религиозные идеи в союзных республиках; начались центробежные процессы. Не имея возможности справиться с ситуацией и даже не понимая её идейную сущность (а вовсе не экономическую, как мнилось реформаторам), Горбачёв и его команда заняли капитулянтскую позицию, и в итоге в 1991 году СССР перестал существовать.

Этот краткий исторический экскурс в недавнее прошлое нашей страны показывает, насколько важными являются идеи и идеологии для геополитической устойчивости государства, претендующего на роль одного из мировых лидеров.

У современной России есть одна ахиллесова пята - отсутствие сколько-нибудь значимой и привлекательной в мировом масштабе идеи, которая делает державу мировой.

Россия сегодня претендует на роль одно из регуляторов мировой политики. Россия хочет и может быть геополитическим игроком планетарного масштаба. Россия энергично и настойчиво отказывается от роли региональной державы, которая ей была навязана после развала СССР в 1991 году. Однако у современной России есть одна ахиллесова пята — отсутствие сколько- нибудь значимой и привлекательной в мировом масштабе идеи, которая делает державу мировой.

Рассуждения об отсутствии идеологии в России стали общим местом на многочисленных круглых столах и встречах. Однако все попытки сдвинуть дело с мёртвой точки до сих пор не давали никаких результатов. И сегодня в России можно наблюдать странный винегрет из ошмётков различных устаревших идей и идеологий, кое-как увязанных друг с другом, но не вызывающих энтузиазма не только за рубежом, но даже внутри страны. Более того, идейное оформление политической и общественной жизни в стране приобретает всё более фантасмагорический характер. Что и не удивительно, учитывая, что главными полуофициальными идейными «гуру» сегодняшнего дня являются люди преклонных лет, чей идейный багаж формировался в эпоху краха государства — в начале 90-х годов, т.е. в эпоху исключительно негативного мироощущения. Эти «гуру» находились в жёсткой, т.н. «национал- патриотической» оппозиции режиму Бориса Ельцина в 90-х. А сегодняшний этап развития России они рассматривают как своего рода реванш за десятилетие (90-е года) пребывания в маргинальном состоянии. И они не отдают себе отчёта в том, что проталкивают на самый верх государственного идеологически-пропагандистского аппарата идеи маргинального подполья 90-х годов.

Абсурд ситуации может быть лучше понят по аналогии. Например, если представить, что в 30-х годах в СССР магистральной идеей государства стали бы идеи царского Союза Михаила Архангела и других черносотенных организаций. Вызывал бы в этом случае СССР пристальное внимание и сочувствие среди миллионов граждан других стран, включая интеллигенцию этих стран?

Отсутствие магистральной привлекательной и даже завораживающей идеи приводит к тому, что Россия словно топчется на одном месте. Это, в свою очередь, даёт возможность иностранной — в первую очередь американской — пропаганде формировать образ России, как государства-изгоя, некоего Мордора, не имеющего ни одной светлой позитивной идеи стратегического развития и представляющего опасность для окружающих стран.

Внутри страны отсутствие ярких и современных идей ведёт к «окукливанию» общества, к усилению отчуждённости между различными социальными группами населения, к радикализации наиболее активной части молодёжи (вплоть до исповедования явных антигосударственных идей).

При этом внутри общества продолжается интеллектуальная жизнь в сфере попыток выработки новых идей и идеологий. Процесс этот практически не интересует государство. Или, если и интересует, то лишь через призму действий спецслужб — на предмет выявления т.н. «экстремизма» и запрета. Но попытки запрета идей — это акт капитуляции государства перед идеями. При этом любой идеологический запрет только усиливает соответствующую идею и идеологию.

Как пример — идеи Гитлера, несмотря на самое жёсткое антиэкстремистское законодательство, несмотря на постоянные уголовные дела, возбуждаемые против современных носителей этих идей, тем не менее постоянно захватывают в свою орбиту всё новые и новые слои молодежи. В ещё более жёстком варианте тот же самый процесс можно проследить на примере радикальных исламистских антигосударственных идей.

Что же сегодня требуется? Требуется систематическая, длительная и целенаправленная интеллектуальная деятельность по идейному осмыслению будущего страны и общества в современных реалиях. Требуется создание нового идеологического конструкта в виде описания идеальной организации государства и общества. Требуется интеллектуальный центр, свободный от догм старых идеологий, готовый взяться за работу этого плана.

Именно в этой связи необходимо рассматривать деятельность Ассоциации SOCIONOVUS. Крайне интересным является то, что в работе Ассоциации принимают участие представители совершенно различных политических направлений современной России: патриоты-почвенники, лоялисты, националисты, левые, неомаркисты, либералы-оппозиционеры. Членам Ассоциации в целом удаётся преодолеть идеологические разногласия представителей различных политических лагерей при обсуждениях.

На сегодня перед Ассоциацией SOCIONOVUS может быть поставлена амбициозная задача создания цельной идеологической концепции с целью придания России требуемой идеологической цельности и одновременно эластичности. На базе Ассоциации SOCIONOVUS возможно создать новый интеллектуальный центр, который сменит старые полуофициозные объединения, которые на словах преследуют цели идеологической защиты государства, но на деле давно превратились в пустую говорильню и объединения для утоления тщеславия участников. Сможет ли Ассоциации SOCIONOVUS выполнить эту задачу? Покажет время. Но в любом случае такого рода интеллектуальный центр должен появиться.

Россия стоит перед новыми цивилизационными вызовами истории. И преодолеть эти вызовы страна и нация смогут только при наличии новой эффективной и притягательной идеологии.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info