История
10 ноября 2017 г.
Ольга Кононова

Образ политического лидера в 1917 году

Доклад, прочитанный на заседании политклуба Ассоциация SOCIONOVUS 9 ноября 2017 года

На фото: Группа участников строительства железной дороги на Кем-Пристане. Россия, 1916 год.
Источник: С.М.Прокудин-Горский.
«7 Ноября 1917 (25 Октября по ст.ст). Большевистское нашествие, в сущности, есть нашествие солдат с требованием мира, это нашествие первого авангарда развалившейся армии, обращенного на свою страну, затем пойдет сама армия за хлебом. Основная ошибка демократии состоит в непонимании большевистского нашествия, которое они все еще считают делом Ленина и Троцкого и потому ищут с ними соглашения. Они не понимают, что «вожди» тут ни при чем и нашествие это не социалистов, а первого авангарда армии за миром и хлебом, что это движение стихийное и дело нужно иметь не с идеями, а со стихией, что это движение началось уже с первых дней революции и победа большевиков была уже тогда предопределена».
(Из дневника Пришвина М.М.)

В современной теории политического лидерства существует два основных направления:

Первое заявляет о том, что политическое лидерство есть автономный политический институт, т.е. ход исторических событий определяется чередой спровоцированных лидерами политических акций;

Второй, негативно-критический подход, суть которого заключается в том, что деятельность и сама фигура лидера носят формальный, опосредованный характер и не играют определяющую роль, как кажется со стороны.

Так или иначе, можно выделить основные, обобщающие моменты:

  • Массовое сознание противопоставляется сознанию политической элиты (аналитика, идеи и т.д.), зачастую, кажутся массам изначально враждебными в силу трудности понимания, либо попросту игнорируются. (Здесь будет кстати вспомнить тот факт, что в массовом сознании 1917 г врагами выступали некие «буржуазы» - люди умственного труда, образованные - все те, чей образ жизни был непонятен человеку из народа, за рассуждениями виделся, прежде всего, обман, какой-то подвох. Провальный опыт хождения в народ свидетельствует о том же);
  • Политическое действие, как правило, не является результатом рассуждения - оно служит обращением к чувственной сфере, т.к. массовому сознанию характерно внимание лишь к собственным переживаниям и ощущениям - «групповой эгоизм»; следует от части из того, что скорость смены событий в критические моменты истории не оставляют времени на осознание ситуации;
  • феномен политического лидерства держится на «трех китах» - психологии, идеологии и культуре (в зависимости от конкретной ситуации преобладает тот или другой элемент); тем не менее, лидер не может обходится вообще без идеологии - это вызывает, как правило, недоверие.

Часто употребляемое в данном контексте слово «массы» нуждается в уточнении, применительно к конкретной ситуации России в 1917 году, т.к. речь идёт именно о ней. Что же из себя представлял «народ», «массы», которые и явились основным зачинщиком и участником драматических событий?

Массы накануне революции

На фото: Пильщики в устье реги Вытегры. Россия, 1910 год.
Фото (фрагмент): С.М.Прокудин-Горский.

К началу 1917 года население России было чуть более 160 млн человек (третье место после Китая и Британии с колониями), из которых около 80% составляло крестьянство, далее по уменьшению следовали - т.н. городские обыватели (рабочие и мещане; рабочие около 18 млн.), казачество (выделенное в отдельную социальную группу), духовенство и дворянство. Россия занимала одно из последних мест среди западных стран по соотношению деревенских и городских жителей. Здесь же стоит сказать о том, что грамотность в Российской Империи составляла на тот момент около 70% среди мужчин (для сравнения в европейских странах уровень грамотности по обоим полам приближался к 100%).

Говорить в такой ситуации про осознанную политическую позицию большинства населения Империи, понимание политических тезисов тех или иных думских фракций и т.д. затруднительно. Но попробуем описать чаяния и ожидания, которые, тем не менее, присутствовали в народной массе.

Известно, что в крестьянской среде существовало расслоение по имущественному признаку. В цифрах его можно обозначить следующим образом: бoльшая часть безлошадники (бедняки), далее - середняки, бедняки без лошади и коровы и около 3% - кулачество.

На фото: Сенокос у Леушинского монастыря. Россия, 1909 год.
Фото: С.М.Прокудин-Горский.

Ожидание т.н. «чёрного передала» - вот мечты и чаяния большинства крестьянского населения, начиная с 1861 г. «Земля и Воля» - этот лозунг не терял своей актуальности, более того, никакие реформы Столыпина, о которых принято сейчас судить как о панацее против революции, не смогли изжить в крестьянине странные народные стихийно-социалистические настроения. К 1917 году начинает практиковаться тактика самозахвата земель. Поддержка социалистов-революционеров и анархо-коммунистов разных мастей крестьянами лишний раз доказывает определенные настроения этой группы. Слово «социализация» в их сознании равнялось понятному слову «захват».

Во время Первой мировой войны основная мобилизационная повинность легла на плечи крестьянства. Не будем забывать, что та самая масса солдат с оружием в руках, наводнившая Петербург к 1917 году - это и есть те самые малограмотные крестьяне, чаявшие Передела.

На фото: Рабочие рудника «Тяжёлый» Накатка дров для обжига руды. Россия, Урал, начало XX века.
Автор: С.М.Прокудин-Горский.

Рабочие. Обозначим эту социальную группу. И на этом с рассмотрением вопроса о «народе» можно будет остановится, т.к. остальные категории не могли играть принципиальную роль в событиях в силу своей малочисленности.

Прежде всего, это группа с сильной половозрастной диспропорцией. Мужчин в два раза больше, чем женщин. 63% женщин от общего числа - незамужние. При этом огромное количество молодых одиноких мужчин. Факт, свидетельствующий о невозможности создания полноценной семьи в фабрично-заводской среде. Российский рабочий, как правило, проживал в казарме. В то время как его европейский коллега мог позволить себе снимать квартиру для семьи. Несмотря на почти полное отсутствие дошкольных учреждений, необязательность и недостаточность школ (наличие школы при фабрике носило в законе рекомендательный характер), грамотность в среде рабочих в два раза превышала этот показатель в среде крестьян. Среди обычных требований, заявляемых в ходе стачек были - школа, библиотека, любительский театр. Корни политизированности рабочих следует искать не в "происках злоумышленников". Рост самосознания, уважения к себе и к товарищам, желание самостоятельно участвовать в решении насущных вопросов - эти тенденции зародились в среде рабочих за долго до выхода социал-демократов на российскую политическую сцену. А именно ещё в 1870-е гг., когда в Петербурге был основан Северо-русский союз рабочих.

Размах российского рабочего движения не то что не уступал западному, но превосходил его (например, по количеству стачек в годы Первой мировой войны). Высокая степень политизированности была обусловлена не только социально-экономическими причинами. Именно русскому рабочему были свойственный духовные метания и поиски. Все это в полной мере можно найти на страницах русской классики - начиная с романа Горького " Мать" и кончая мало известным автором-народником Н.Е. Карониным-Петропавловским. Возможно, корень этого явления стоит искать в религиозной природе российской деревни, связь с которой, хоть и была порвана рабочим (к началу 20 в., практически, окончательно), но лишь в практическом, материальном измерении. Кстати, традиции общины, видимо так же сыграли свою роль. Но не в народническом буквальном понимании, а, скорее, как общий культурный фон, который позволял рабочим, независимо от уровня квалификации, начитанности и т.д. осознавать себя единым целым, выступать единым фронтом.

Петроград 1917 года

Теперь обратимся к событиям, развернувшимся в Петрограде в феврале 1917 года. К тому моменту, как волна народного недовольства - бесконтрольная и агрессивная - вылилась на улицы, выяснилось, что брать, буквально падающую власть, ярко выраженных желающих попросту нет.

Родзянко Михаил Владимирович

Напомню, что Дума во главе с Родзянко М.В. была в смятении и боялась прихода царских войск (настроение большинства депутатов можно описать народной поговоркой - «и хочется, и колется»). Сам председатель Думы придерживался монархических убеждений. Наиболее ярко его позицию описал Троцкий Л.Д.: «Родзянко боялся солдат, боялся рабочих, считал Чхеидзе и др. левых немецкими агентами и, возглавляя революцию, поминутно оглядывался, не арестует ли его Совет» («История русской революции», т. 1).

Ни о каком лидерстве говорить в такой ситуации не приходится. Вообще любые заявления в защиту монархии ставили в те дни крест на дальнейшей политической судьбе. Так произошло с лидером партии кадетов Милюковым П.Н., который хотел так называемой «легитимности» и считал, что монархию необходимо сохранить хотя бы до созыва Учредительного собрания. 2 марта, будучи уже министром иностранных дел, он официально заявил о своей позиции и тут же поплатился авторитетом, превратился в «политический труп». Вспомним тогда уж и Гучкова А.И., еще одного лидера думской фракции. Не смотря на то, что императрица считала его анархистом (так она называет Гучкова в письмах Николаю) и он, действительно, активно настаивал на отречении императора, лидер октябристов также придерживался позиции сохранения монархии в каком-то ее виде. Но заняв резко негативную позицию именно по отношению к действующему императору, позволил думать о себе, как о сильной политической фигуре, способной на решительные действия. Но заняв пост военного и морского министра, он как-то отрешился от всего, пропускал заседания кабинета - впал в депрессию.

В «противоположном лагере» - князь Михаил, брат Николая, которого многие (надо обязательно оговориться - многие из консерваторов и правых либералов, но не народ, массы) жаждали увидеть приемником властных полномочий, самоустранился и согласился лишь отправить телеграмму брату с призывом наконец-то осознать всю серьезность происходящего, премьер-министр Голицин Н.Д. забаррикодировался в Мариинском дворце, был способен вызвать лишь насмешки.

«Все умывали руки», как выразился адвокат, общественный деятель Карабчевский Н.П.

Александр Фёдорович Керенский

И вот «на сцену» вышел Александр Керенский. К февралю 1917 г он был известен ярко выраженной социалистической позицией - обличал произвол, взяточничество властей, осенью 1916, сразу после открытия очередной парламентской сессии (на второй день) прогремели его слова: «Мы заставим уйти тех, кто губит, презирает, издевается над страной!». По приказу властей его речь изъяли из стенограммы и запретили публиковать.

Был ли он тем героем, которого ждал народ? Ждал ли народ вообще кого-либо конкретного. Ситуация показывает, что - нет. Легко было ответить на вопрос «Против чего?» Позитивной же программы на случай устранения монархии не было ни у кого. Волна поднялась снизу. Оставалось только её подхватить. Что и сделал Керенский, чем и обеспечил себе не продолжительный, но успех. Именно он являет собой классический пример политического действия, основанного на интуиции и воображении.

В первые же дни февральской революции на арену выходит коллективный политический субъект, взявший на себя функции лидерства. Это Петросовет. Он просто пришел в Таврический и заявил о себе, потребовав выделить помещение для заседаний. И это Петросовет будет диктовать свои условия Керенскому, а не наоборот. (Всеобщая амнистия, гарантированная свобода слова, обещание не разоружать войска петербургского гарнизона и др.). Так кто же тут лидер? Керенский оказался заложником, пытаясь усидеть на двух стульях - угождая Совету и временному правительству одновременно. Он так и не сделал выбор в пользу радикальных социалистов.

В.И.Ленин в Таврическом дворце озвучивает «Апрельские тезисы» (Петроград, апрель 1917 года).

В апреле в Петербург прибывает Ленин. В своей речи, произнесенной с балкона особняка Кшесинской сразу по прибытии в столицу, он говорит нечто невероятное и шокирующее для большинства т.н. революционеров. А именно: отдать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства. Советы - есть единственная возможная форма управления. Т.е. - республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов. Уничтожение полиции, армии, чиновничества.

Сейчас, глядя на ситуацию со стороны, не трудно понять, что это была заявка на политический успех. Учитывая все ту социально-идеологическую ситуацию в российском обществе, с описания которой было начато мое выступление.

В этом смысле Ленин, безусловно, изменил правоверному марксизму. Плеханов говорил (дословно), что Ленин «несёт бред». Но именно Ленин обратился к лозунгам анархическим, радикальным, «не научным», подрывающим абсолютно все существующие основы, на которых пыталось удержаться умеренное, разумное крыло. Но, тем самым лозунгам, которые могли бы быть поддержаны массами, абсолютным большинством. Ленин первый осознал, что в России рухнула не только монархия, но и потащила за собой капитализм, который был на беду себе, намертво спаян с ней с момента своего зарождения. Ленина поддержал Лев Троцкий и тем самым также вписал свое имя в историю.

Кстати, в начале лета 1917 г правительство в равной мере опасалось и большевиков, и анархистов, находивших все большую и большую поддержку среди рабочих.

Всё остальное было лишь вопросом времени. Самое главное было схвачено - поддержать безоговорочно Советы в их противостоянии правительственным органам власти.

К осени ситуация сложилась таким образом, что недоверие к Временному правительству явилось тем самым объединяющим всех началом, каким в феврале являлся лозунг «Долой монархию!». Необходимо отметить радикализацию настроений в обществе.

Кто являлся авторитетом на тот момент? Уже не Керенский. Очевидно, что Корнилов, также не мог рассчитывать на массовую поддержку. Он, как уже отмечалось выше, олицетворял, скорее образ возвращения «старого порядка», а значит врага. Его целевая аудитория - офицерство, консерваторы и правые либералы, и предлагаемые методы сильной власти, исходящей из центра, в принципе не могли претендовать на всеобщее признание. Централизация и «сильная рука» - то, чего массы хотели менее всего.

Из всего вышесказанного следует вывод, который нынешние официальные структуры (телевидение, СМИ, госчиновники, прогосударственные деятели культуры) игнорируют или замалчивают. Революция не была делом рук какого-либо политического лидера, «плохого или хорошего». Но была результатом низового взрыва народных масс, плохо образованных, озлобленных социальными проблемами, но имеющих свои специфические представления о добре и зле, о справедливости, о правде - это те понятия, которые занимали огромную часть народного сознания, предопределенными особыми культурными кодами, системой народных верований и все предыдущей историей русского крестьянства.

Способность признать этот факт даёт надежду избежать драматических событий в будущем, позволяет трезво оценивать настроения в обществе, помогает понимать истоки возможного взрыва недовольства, исключая «сказочные», конспирологические, псевдонаучные версии, которые способны лишь вносить еще бoльшую смуту в сознание людей.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info