Точка зрения
04 ноября 2018 г.
Дмитрий Румянцев

Семьдесят процентов

На фото: Василий Верещагин, «У крепостной стены», 1871 год. Фрагмент.
Каждый националист в современной России имеет несколько мировоззренческих краеугольных камней, которые помогают верить в «скорую победу». Один из главных — утверждение, что семьдесят процентов населения России поддерживают лозунг «Россия — для русских».

В справедливости этого утверждения причин сомневаться нет. Может этот процент чуть ниже, а может чуть выше. Но бесспорно одно — подавляющая часть русского населения в той или иной степени позитивно отзываются на лозунг «Россия для русских». Или, во всяком случае, на лозунг: «Россия — в первую очередь для русских».

Из констатации данной статистической закономерности националисты делают следующий вывод, который на первый взгляд кажется очевидным: раз семьдесят процентов населения поддерживают лозунг «Россия для русских», то эти же семьдесят процентов должны поддержать политическую организацию, на знамёнах которой начертан указанный лозунг. За чем же в таком случае дело? Дело за этой самой организацией. Якобы достаточно только создать «русскую организацию», которая станет известна всем этим семидесяти процентам населения России — и дело в шляпе.

Действительность, однако, не такая радужная. В чём же дело?

Дело в том, что лозунг «Россия для русских» несмотря на всю его кажущуюся конкретику, является довольно размытым. В самом деле, что, собственно, означает этот лозунг? Россия — это что? Это всё государство со всей его инфраструктурой? Если так, то как будет осуществлена передача всей инфраструктуры государства русским? И кто такие эти русские? Речь идёт о всех русских жителях страны? Или вообще обо всех русских, живущих в мире? Или только какой-то класс русского населения? Словом, полный туман. Да и кто такие эти самые русские с точки зрения пресловутой «русской организации»? Если русские — это голубоглазый блондин, то как минимум 50 процентов реальных, а не выдуманных русских людей, в число правообладателей России автоматически не попадают.

Таким образом лозунг «Россия для русских» — «не работает» в политическом поле, когда речь заходит о массовой базе.

Чтобы понять, что такое конкретный, работающий, нацеленный на конкретную аудиторию политический лозунг, можно кратко рассмотреть гениальный эсеровский лозунг (который позднее украли большевики) — «Земля — крестьянам». Вот уж где полная и всем понятная конкретика.

Во-первых, отчётливо ясно, что предлагается новому гипотетическому правообладателю — земля. Не небо, не дороги, не фабрики, не города, не моря, а — земля. Причём в терминологии начала XX века «земля» обозначала «пашни». Иначе говоря, авторы лозунга предлагали в пользование не какую-то абстрактную Россию, а вполне конкретную пахотную землю, которую можно было потрогать руками. Всё конкретно и понятно любому выпускнику церковно-приходской школы.

Во-вторых, главный лозунг эсеров имел вполне конкретного адресата. Вместо абстрактного «русского», лозунг обращался к вполне конкретному крестьянину. В самом деле — пахотная земля была не нужна ни купцу, ни пролетарию, ни ремесленнику, ни священнику, ни интеллигенту. Пахотная земля была нужна крестьянину! Ему эсеры эту землю и предлагали в случае своей победы. И не удивительно, что массовой базой эсеров было в первую очередь крестьянство. А если бы эсеры решили предложить пахотную землю вообще всем русским? Это как минимум вызвало бы недопонимание. Ну просто представьте этот лозунг: «Землю — русским!». Бред какой-то.

Ну и в-третьих — социальный запрос. В начале XX века вопрос о земле был одним из самых больных вопросов в аграрной Российской империи. Каждый крестьянин очень болезненно следил за обсуждением этого вопроса и та политическая сила, которая обещала наделить всех крестьян без всякого выкупа землёй, принималась крестьянством на ура. Ну а если бы эсеры предложили пахотную землю вообще всем русским? Нет, то есть теоретически какой-нибудь учитель гимназии или капитан дальнего плавания не отказался бы от перспективы иметь в какой- нибудь Симбирской губернии клочок земли. Но только что делать с этой землёй (кроме как спекулировать), он вряд ли придумал бы. Следовательно, участвовать в политической борьбе за эту землю не стал бы.

Ну пойдите по улице, поспрашивайте у прохожих: «Вы хотите получить Россию?» В лучшем случае, на вас посмотрят с удивлением...

Теперь, надеюсь, стало понятнее моё утверждение, что несмотря на то, что лозунг «Россия для русских» поддерживает семьдесят процентов русских, массовую базу на эксплуатации этого лозунга сделать невозможно в принципе. То есть мобилизационный потенциал этого лозунга крайне низкий — он не захватывает в свою политическую орбиту миллионные массы, которые только и являются решающим фактором в борьбе за власть. Если в начале XX века все крестьяне хотели иметь в своей собственности землю, то кто из нынешних русских хочет иметь в свой собственности Россию? Ну пойдите по улице, поспрашивайте у прохожих: «Вы хотите получить Россию?» В лучшем случае, на вас посмотрят с удивлением, а скорее всего решат, что где-то в кустах установлена скрытая камера. А вот в начале XX века вопрос «Хочешь ли ты землю», обращённый к крестьянину, встречал самое горячее понимание.

Резюмирая всё вышеизложенное, я утверждаю: то, что семьдесят процентов населения России поддерживают лозунг «Россия для русских» само по себе не значит ровным счётом ничего. Это лишь социологический штрих, констатация того факта, что семьдесят процентов населения России не являются интернационалистами. Но не более того. Никакой действенной политической организации на этом лозунге построить невозможно. Потому что действенная политическая организация это не та организация, которая имеет численность несколько тысяч человек, а та организация, которая имеет массовую базу в миллионы человек.

Так что вера в лозунг «Россия для русских» — это самообман. Этот лозунг для разных групп населения обозначает совершенно разные вещи и в наиболее массовом представлении интерпретируется, как простое раздражение русского народа тем, что в Россию в большом количестве въезжают представители некомплиментарных народов. Ведь можно придумать лозунг, который поддержат не семьдесят, а все девяносто, если не сто процентов населения. Например, лозунг «Трудящимся увеличить зарплату в сто раз» также поддержат все без исключения люди. Кто же станет выступать против такого лозунга? Только любой, кто скажет, что поддерживает такой лозунг, совершенно иначе будет оценивать партию, которая поднимает такой лозунг на свои знамёна — потому что любому (кроме клинического идиота) ясно, что этот лозунг абсолютно невыполним и является чистой воды популизмом.

Таким образом, все националистические потуги каким-либо действенным образом политически использовать факт поддержки семьюдесятью процентами русских лозунга «Россия для русских» обречены на провал. Потому что во-первых, лозунг этот абсолютно неконкретен и каждый интерпретирует его по своему. Во-вторых, этот лозунг обращается ко всем сразу социальным слоям, а значит — ни к кому в отдельности; и в-третьих, лозунг этот, собственно, ничего не обещает, а, следовательно, массы мобилизовать не может.

Так что, этот лозунг так уж совершенно бесполезен? Нет, не бесполезен. Повторюсь, этот лозунг, понимаемый в социологическом аспекте, вернее не сам лозунг, а факт поддержки его подавляющей частью русского населения, показывает, что русский народ по сути своей не разделяет идеологии интернационализма. То есть любая политическая организация, которая хочет получить реальную поддержку миллионов, никак не может пройти мимо этого факта и свою пропаганду должна строить с его учётом. С другой стороны, если политическая организация будет рассматривать этот лозунг, как центральный, она будет обречена на неудачу.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info