Точка зрения
06 февраля 2016 г.
Михаил Третьюхин

Пираты «сетевого океана»

Стремительное развитие и распространение интернет-технологий в последнем десятилетии прошлого века вызвали у левых радикалов самых разных толков настоящую эйфорию. Сетевая структура средств коммуникации представлялась им тогда именно тем самым «коллективным пропагандистом и агитатором» грядущего нового тысячелетия, не подконтрольным никакой цензуре и способным упразднить такие понятия, как «коммерческая» и «государственная» тайны. Возникли доселе невиданные возможности взаимных информирования и поддержки, организации и координации совместных действий.

Именно левые радикалы Запада и «третьего мира» одними из первых и довольно успешно начали активно использовать Интернет в качестве оружия политической борьбы. Прежде всего, они получили в свои руки быстрое, удобное и относительно недорогое средство пропаганды и агитации, связи между членами своих организаций и общения с единомышленниками по всему миру. Создавать свои интернет-страницы и сайты западные леворадикалы начали едва ли не с самого 1990 года. При этом их группы и издания стали помещать свои материалы в интернете практически одновременно с крупными некомпьютерными фирмами и солидными буржуазными СМИ, а то и раньше них.

Троцкисты и маоисты смогли оценить возможности, предоставляемые Интернетом, значительно быстрее, чем умеренные системные левые партии и профсоюзы. Но особенно большим подарком Интернет оказался для левых «третьего мира»: как известно, многие их организации существуют у себя на родине нелегально, подвергаются репрессиям, ведут вооружённую борьбу.

В тот же период многие левые мыслители стали проводить довольно любопытные теоретические изыскания на тему «мировая компьютерная сеть как средство достижения наших целей и задач». Особенно богатую фантазию проявили тогда на этом поприще анархисты (не смотря на то, что при этом они несколько отстали в практическом использовании интернета от прочих своих коллег по «левому лагерю»). Публицистика английских, американских и немецких анархистов тех лет уделяла весьма значительное внимание Интернету как средству достижения подлинно народной демократии — более независимой, справедливой и разумной самоорганизации социальной и экономической жизни общества. Появлялись даже материалы, поспешившие объявить глобальные компьютерные сети «могильщиком государства».

Использование Интернета стало одним из главных предметов обсуждения на конгрессе Международного товарищества рабочих (современное наименование Первого Интернационала) в марте 1997 года. В том же году в российской леворадикальной газете «Бумбараш 2017» (№ 41) увидела свет статья «Internet — оружие пролетариата». В ней особо подчёркивалось: «"Мировая паутина" — мощнейший инструмент коммуникации, и тот, кто овладеет им раньше, будет иметь преимущество перед другими…». Далее приводился перечень нескольких десятков наиболее раскрученных и популярных на тот момент сайтов радикальных социалистических и коммунистических партий, а также национально-освободительных движений: MRTA (революционное движение им. Тупако Амару), Комитет поддержки перуанской революции, FZLN (Сапатистский фронт национального освобождения), Филиппинская Коммунистическая партия идей Мао Цзедуна, Международное маоистское движение, FSLN (Сандинистский фронт национального освобождения), Новая коммунистическая партия Британии, норвежскоязычное агентство «Angry planet» и пр.

Среди вышеперечисленных организаций и движений вполне заслуженно обращает на себя особое внимание Сапатистский фронт национального освобождения — созданная 1 января 1996 года общенациональная мексиканская неправительственная организация, добивающаяся тех же целей, что и Сапатисткая армия национального освобождения (САНО), но ненасильственными мирными способами. Сейчас в контролируемом САНО мексиканском штате в Чьяпас насчитывается 32 самоуправляющегося муниципалитета, в каждый из которых входит от 50 до 100 общин. Военное командование САНО осуществляет CCRI (Тайный революционный индейский комитет).

Начиная с 1994 года движение сапатистов формирует систему подлинной прямой демократии. Это сетевая форма организации через общинные ассамблеи, советы автономных муниципалитетов и «consulta» (референдумы), когда в процессе принятия решений принимают непосредственное участие сотни тысяч людей. «С крахом "коммунизма" возникла иллюзия триумфа капитализма. Если вы хотите сойти с пути, на котором находится сейчас мир, вы должны иметь некоторую идею относительно иной системы, и сапатисты жизненны, потому что они не только говорят об этом, они фактически сделали это. Они управляют муниципалитетами коммунально, они организуют их собственные проекты образования, их собственные водные проекты, имеют собственную армию, они обращаются к другим локальным сообществам Мексики — и это вдохновляет» («Интервью с человеком, вернувшимся из Чьяпаса»).

Именно посредством сети Интернет начавшаяся ещё в 1983 году и мало кому известная до поры до времени локальная мексиканская герилья в середине 90-х годов прошлого века всего за несколько месяцев стала популярна во всём мире и фактически дала старт нынешнему Движению за глобальную демократизацию (тому, что сейчас не совсем корректно именуется «антиглобализмом»).

Летом 1996 года в Мексике на территории, контролируемой партизанами, состоялась первая международная встреча организаций, выступающих против реализации так называемого «Североамериканского соглашения о свободной торговле» и включения в него других стран Латинской Америки в обход мнения их народов. На встрече обсуждались деятельность глобальных структур и важность контроля за действиями «мировой элиты». Именно вслед за этим возник целый ряд общественных организаций, задавшихся целью держать в своём поле зрения правительства различных государств и отслеживать деятельность международных институтов. Характерно наличие в названиях многих таких организаций приставки «watch» («надзор за») (Global Trade Watch, WTO Watch и т. д.). Активно стали проявлять себя такие сетевые организации как «Сеть стран третьего мира» (Third World Network), «Сеть прямой акции» (Direct Action Network), а также «Фокус на Юге» (Focus on the South), «50 лет достаточно» (50 Years is Enough) и др.

Несмотря на то, что требования сапатистов являются по своей сути, скорее, буржуазно-демократическими, большинство леворадикалов и анархистов во всём мире восприняли крестьянскую войну в Мексике как свою.

При непосредственном использовании Интернет быстро сформировалась планетарная сеть солидарности с сапатистским движением. Именно с помощью неё сапатисты не только распространили свои идеи по всему миру, но и практически выиграли информационную войну с правительством Мексики, завоевав мировое общественное мнение. Так, когда 10 апреля 1997 года мексиканское правительство объявило мобилизацию, которая являлась частью плана ликвидации «партизанской республики», политизированные хакеры в ответ объявили по всему миру свою собственную «кибер-мобилизацию».

В январе 1998 году «Анонимная цифровая коалиция» воплотила в жизнь свой план «сидения» на веб-сайтах пяти крупнейших мексиканских финансовых корпораций. Была выбрана временная зона для одновременной перегрузки этих веб-сайтов посредством постоянной посылки на них всевозможных запросов (так называемая «DDoS-атака») и, как следствие, их эффективная блокада. В том же году хакерами EZLN через сервер Франкфурсткой биржи был взломан сайт министерства обороны США. Этот факт смотрится достаточно иронично в том свете, что Интернет изначально и задумывался самим же Пентагоном для того, чтобы помешать захвату или уничтожению американской системы коммуникаций в случае «горячей» войны с «коммунистической угрозой»Глобальная компьютерная сеть Интернет развилась из созданной в 1969 году американской сети ARPAnet (Advanced Research Projects Agency Network). Разработки ARPAnet начались после того, как Министерство обороны США посчитало, что на случай войны Америке нужна надёжная система передачи информации. В 1990 году сеть ARPAnet была ликвидирована в связи с развитием более эффективной сети NSFNet, которая, в свою очередь, была расформирована в 1995 года из-за развития более эффективной сети Интернет. — прим.RR1. Результатом стала особая сетевая архитектура, которая, по замыслу её создателей, не могла контролироваться из некоего центра и состояла из тысячи автономных компьютерных сетей, имевших бесчисленные связи, обходящие все электронные «препятствия» — своеобразный электронный вариант маоистской тактики рассредоточения партизанских сил на обширном пространстве, противопоставляющий вражеской мощи лучшие ориентацию на местности и маневренность.

В начале 2006 года по всей Мексике начался марш сапатистов «Zapatour» — серия массовых общественно-политических мероприятий, пропагандирующих альтернативный неолиберальному вариант развития страны. EZLN начинают активно сотрудничать у себя на родине с профсоюзными, правозащитными, женскими организациями и комитетами, приобретают собственные группы поддержки «Las abejas» («Пчёлы») во всех регионах Мексики и союзников по всему миру: международные гуманитарные и неправительственные организации, анархистов и радикальных левых, группы общественной поддержки в Италии, Ирландии и других европейских странах. Всему этому, как уже отмечалось, во многом способствовала их высокая активность в Интернет (в частности, можно отметить работу таких сайтов как enlacezapatista.ezln.org.mx и zeztainternazional.ezln.org.mx).

Сапатистскому движению был в своё время посвящён один из фундаментальных научных трудов «РЭНД-корпорации» — ведущего «мозгового центра» США в области военной наукиRAND (англ. РЭНД — от Research and Development — «Исследования и разработка»), американский стратегический исследовательский центр. Является некоммерческой организацией. Направление деятельности — содействие научной, образовательной и благотворительной деятельности в интересах общественного благополучия и национальной безопасности США. Разработка и выявление новых методов анализа стратегических проблем и новых стратегических концепций. 2, «Социальная сетевая война сапатистов в Мексике». Её аналитики последовательно и внимательно изучают войны «нового типа» по всей планете. Ещё в 1997 году увидело свет исследование РЭНД «В афинском лагере: готовясь к конфликтам в информационный век», а несколько позже обобщающий труд на эту же тему: «Сети и сетевые войны: будущее террора, преступления и вооруженной борьбы».

В качестве главной характеристики новой войны в них описывается то, что раньше воспринималось как обычные партизанская война и мятежи, а теперь плавно переходит в форму социальной сетевой войны и становится глобальной войной — в пределе: мировой гражданской войной (мятежвойной по терминологии Е.Э. Месснера). Для более точного описания форм социальных сетевых войн ведущий эксперт РЭНД Джон Аркилла ввёл в научный оборот специальный термин «роение» (swarming). Он и его коллеги особенно акцентировали внимание на том, что основной силой в такой сетевой войне сегодня становится так называемый «третий социальный сектор»: весь огромный диапазон неправительственных (некоммерческих) организаций самого разного характера (nongovernmental organization — NGO).

Ещё одним показательным феноменом рубежа тысячелетий можно считать возникновение по всему миру «пиратских» организаций, складывающихся в собственный интернационал. Зародившись во «всемирной паутине», это движение уже прошло период своего становления: первых манифестов, программных текстов, книг. Сейчас официально зарегистрированные во многих государствах и набирающие популярность «пиратские» партии уже вплотную приблизились к тому, чтобы стать реальным субъектом политики. Их основная цель — реформы законодательства в области интеллектуальной собственности, копирайта (как формы её юридической защиты), патентов, брендинга (как орудия формирования спроса не потребителями, а производителями). Они выступают за свободный некоммерческий обмен информацией и недопустимость его преследования по закону.

Показательно, например, что в то время как «старые левые» фактически потерпели поражение на выборах 2009 года в Бундестаг и Европарламент, германская и шведская «пиратские» партии набрали на этих же выборах в те же самые органы по 2% (более миллиона избирателей) и 7% голосов соответственно. Возможно, это именно та новейшая политическая сила, которой удалось нащупать ещё одну «ахиллесову пяту» современного капитализма. Некоторые эксперты уже в самом начале возникновения свободного файлообмена в Интернет сделали вывод о том, что он подрывает те принципы, на которых зиждется существующая ныне экономическая система.

Социалистическое движение, возникнув в Западной Европе в ХIХ в. как революционное, в течение ХХ в. видоизменилось там в реформистское, а в ХХI в. и вовсе превратилось в системное — «левую опорную ногу» капитализма, механизм его самокорректировки, «предохранитель» от «рыночных перегрузок». «Интернет-левые», в отличие от социал-демократов и евромарксистов прошлого века, потребовали от государства уже не усиления «справедливого» перераспределения в экономической и социальной сферах, а отказ от репрессивной защиты устаревших капиталистических экономических и правовых отношений и структур, не патернализма, а отмены ограничений на свободный обмен информацией, творческим и интеллектуальным продуктом.

Даже многие апологеты либерализма вынуждены были признать, что частная собственность и свобода информации вступают в противоречие друг с другом. И нельзя ли считать «интеллектуальную собственность» одной из «наивысших» форм отчуждения, «достигнутых» человечеством на данный момент? Промышленному рабочему не принадлежит продукция, которую он создаёт своим трудом, но чисто теоретически он может изготовить точно такой же продукт и в «кустарных условиях». А труженики интеллектуального и творческого труда, продавшие посреднику права на свои произведения, утрачивают возможность нести их людям самостоятельно. Копирайт, по существу, превращает свободных творцов в бесправный «пролетариат» даже в том случае, когда они получают за свою работу солидные гонорары — ведь это не отменяет самих фактов их эксплуатации и отчуждения Многие современные издательства предлагают авторам договора, которые нельзя не признать дискриминационными; согласно пунктов таких договоров, все права на издание и переиздание рукописей получает издательство и автор фактически отчуждается от своего произведения, не имея возможности свободно распоряжаться им, например, он не может передать эту же рукопись в другое издательство или свободно распространять её через глобальную сеть. — прим.RR3.

Если же говорить о современных левых либертарианцах в целом, то не следует забывать о ставшей присущей им в течение второй половины прошлого века болезненной тенденции: некой подмене главных целей социальной революции (отмены эксплуатации, преодоления отчуждения, освобождения труда) своеобразным «растаскиванием» своей общественно-политической активности по второстепенным направлениям: борьба за «права человека» и «честные выборы», права всевозможных меньшинств и животных, решение тех или иных экологических проблем и т.д. и т.п. Конечно, сами по себе многие из подобных практик нельзя оценивать однозначно негативно. Но, пожалуй, именно «пиратский интернационал» с его требованиями свободных копирайта и файлообмена в сети Интернет да, может быть, ещё анархисты-сквотеры, посягающие на «священную» недвижимую собственность, в настоящий момент представляют большую угрозу для основ капитализма, чем вся вышеприведённая деятельность, вместе взятая.

Разумеется, «пиратские» партии не смогут претендовать на роль по-настоящему влиятельной политической силы и не достигнут всех своих целей, если остановятся на проблемах только лишь информационной сферы. Логика политической жизни неизбежно заставит их поднимать общественные и социальные вопросы.

Буквально на наших глазах произошло рождение новейшей Утопии: вера в технологические возможности социальных сетей, в их способность изменить политическую сферу общества, создать непосредственную, совещательную «сетевую демократию», предполагающую принятие решений самими избирателями и делегирующую политикам только обязанности их реализовывать. Такие политические интернет-подсети, как представляется энтузиастам, станут самостоятельным субъектом политики, будут работать как открытый «социальный лифт», дающий технологические возможности для выявления компетенций и социального продвижения их участников.

Вот только не слишком ли оптимистичны подобные чаяния в существующих условиях?

Да и захотят ли поступиться своими властью и привилегированным положением государственные бюрократии и транснациональная корпоратократия? Вопрос риторический. Кроме того, уже только сама формальная институализация «пиратов», переход из «виртуала» в «реал», в «респектабельную» «публичную политику» содержит в себе значительную опасность повторения для них судьбы их «старых левых» предшественников — врастанию новых, ещё вчера казалось бы непримиримо оппозиционных организаций в допустившую их в себя политическую систему с принятием её писанных и неписанных правил, с последующим быстрым «растворением» в нейВ этой связи сама собой напрашивается аналогия с молодыми Биллом Гейтсом и Стивом Джобсом, которые точно также считали себя пиратами, восставшими против «Большого Брата». Стив Джобс прямо называл свою команду разработчиков Mac — пиратами. Однако через какое-то время Microsoft и Apple стали точно такими же монструозными корпорациями, как и IBM, с которой когда- то боролись их основатели. Эти события хорошо проиллюстрированы в известном фильме «Пираты Силиконовой долины» — прим.RR4 .

На фото: Команда разработчиков Mac со своим пиратским флагом, который одно время символизировал идеологию Стива Джобса, сформулированную им в ёмкой фразе — «Быть пиратом лучше, чем присоединиться к военно-морскому флоту».
Источникfastcodesign.com

Быть может, положительные и внятные ответы на действительно актуальные вопросы, справедливо подымаемые ныне «пиратами» и другими «интернет-левыми», сможет дать режим радикальной реанимации на пути к обществу идеократического элитаризма?


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info