Точка зрения
29 октября 2015 г.
Дмитрий Румянцев

Саркози, Россия и вызовы истории

Николя Саркози стал почётным доктором МГИМО. В связи с этим он произнёс в здании МГИМО речь, в которой, в частности, содержались следующие слова: «Без России, вы должны быть в этом убеждены, мы не сможем ответить на серьезные вызовы и труднейшие кризисы, с которыми мы сталкиваемся».

Саркози всё-таки отличается от большей части докторов МГИМО тем, что был реальным политиком. Поэтому конечно в его слова имеет смысл вникнуть. И сразу возникает вопрос. Вернее даже несколько вопросов.

Во-первых, а что это за серьёзные вызовы и труднейшие кризисы, которые стоят перед человечеством и с которыми без России не справиться? Например, перед человечеством стоит вызов новой идентичности — радикального исламизма. В чём тут помощь России в борьбе с этим вызовом истории состоит?

Сейчас в Сирии российская авиация ведёт борьбу с ИГИЛ. И я даже просто не буду ничего говорить по поводу этой удивительной стратагемы, согласно которой победу в войне можно одержать исключительно бомбардировками (такое могло проникнуть под фуражку только полного дилетанта, который даже обычного военного училища не заканчивал, но носит генеральские погоны). Ну это ладно. Рано или поздно даже до последнего болвана дойдёт, что после серии бомбовых ударов надо либо начинать полноценную наземную операцию, либо возвращаться к исходному пункту. Этого мы пока трогать не будем.

Но вопрос вот в чём: неужели пресловутое мировое сообщество не справилось бы с проведением таких же бомбардировок? А пара десятков устаревших российских самолётов оказало сильнейшую помощь человечеству в данном вопросе? То есть если слова господина Саркози оправить конкретным историческим контекстом, то получается, что он утверждает следующее: без пары десятков устаревших российских Су-24 некие «мы» (кто эти «мы», кстати?) не смогут справиться с вызовом радикального исламизма. Опять же, я молчу даже про силы НАТО. Но прямо там, рядышком, есть ВВС Израиля, насчитывающие 34 тыс. человек на 57 аэродромах, да ещё имеющие значительный опыт в таких делах (а российские пилоты, если кто забыл, такого боевого опыта не имеют). И если бы пресловутые «мы» дали полномочия ВВС Израиля, то, надо полагать, они отработали бы явно не хуже, чем десяток российских самолётов.

Я конечно не беру в расчёт политическую сторону вопроса. Израиль может и не захотеть в этом всём участвовать (ему может сильно не улыбаться ответное усиление террористической активности в своих городах). Тогда получается, что единственная важная функция России — это чистить те выгребные ямы, которые не угодны пресловутым «мы», но которые никто другой чистить не хочет? Функция золотаря конечно важная функция. Но та ли это функция, чтобы испытывать небывалое воодушевление, выполняя её?

Или вот другой вызов истории — демографический. Население наиболее бедных стран увеличивается просто с устрашающими темпами. Это огромная проблема. И Европа в полной мере ощущает её сегодня. И вопрос к господину Саркози — какая подмога от России ожидается в решении данного вопроса? Если «без России мы не сможем ответить на серьезные вызовы», а демография — более чем серьёзный вызов, то что же ожидают «мы» от России? Принять на свою территорию те миллионы «лишних» жителей Африки и Азии, которые сегодня бегут в Европу? Спасибо господину Саркози за такой щедрый аванс, рассчитанный на идиотов.

Или вот такой очень серьёзный вызов истории — выравнивание военного и научного потенциалов стран Запада и тех стран, которые недавно назывались «Третьим миром». И одновременно рост реваншистских настроений в этих странах. Европа предпочитает сегодня говорить о мире, а многие жители бывшего «третьего мира», особенно в исламских странах, никак почему-то не хотят забыть не такого уж давнего колониального прошлого и хотят реванша. Радикальный исламизм тут выступает застрельщиком — но это только первый эшелон. Есть силы более умеренные, но при этом куда более многочисленные, чем ИГИЛ.

Тут какая помощь от России? С конца XVIII по начало XX века экспансия Запада держалась на передовой европейской науке. Проще говоря — европейские армии имели такое оружие, которого у местных племён и царьков даже близко не было. Это и решало обычно исход дела в пользу европейских армий. Сегодня ситуация совсем иная. Если бы сегодня Англия напала на Индию, то можно было поставить на то, что индусы дали бы прикурить англичанам. А то ещё, чего доброго, и Лондон бомбить начали бы. Очень ситуация изменилась за последние полвека.

Чтобы опять качнуть чашу весов в пользу Европы, надо снова сделать такой научный рывок, чтобы современный западный научный потенциал также качественно отличался от современного научного потенциала Азии и Африки, как это было в XIX веке. Это очень серьёзный вопрос и очень серьёзный вызов. Может по этому пункту Россия сможет оказать существенную помощь неведомым «мы»? Но такое предположение даже не смешно — настолько научный потенциал собственно России низок. Красноречивее всего это демонстрируют воюющие в Сирии российские Су-24, которые начали выпускаться с 1971 года, то есть морально устаревшие самолёты (пусть даже и модернизированные). А можно ещё посчитать сколько за последние несколько лет погибло российских спутников при запуске. Вот вам — научно-технический потенциал современной России. С таким научным потенциалом России самой впору у бывших стран некогда «третьего мира» помощи искать.

А может господин Саркози считает, что Россия должна помогать в будущих войнах пресловутым «пушечным мясом»? Так и в этом помощь будет весьма незначительная — Россия сама завозит жителей Средней Азии, поскольку испытывает острый недостаток в людях. То есть даже с помощью России Европа не отобьётся от миллиардных азиатских масс, коли наступит такое развитие событий.

А может быть, по мысли господина Саркози, Россия может показать Европе пример какой-то невиданной духовной жизни, какой-то сказочно высокой морали, неких невиданных воспарений духа, способных перед лицом опасности дать шанс на спасение? Но и в этом вопросе придётся господина Саркози разочаровать.

Население России деморализовано и стремительно деградирует. На всех ветвях управления людей, которые могут разворовывать госбюджет и не делают этого — единицы (если они вообще есть). Молодёжь идёт в ВУЗы не за знаниями, а за «корочкой», поскольку это, по мысли молодых людей и их родителей, поможет устроиться им в жизни. Но чаще всего они всё равно идут работать не по специальности. Среднеспециального образования фактически уже нет, а без него все разговоры о каком-то грядущем промышленном рывке — беспочвенное резонёрство. Социально ответственного бизнеса фактически нет. Эталоном российского героя является деловой вор, который, используя связи в госструктурах (а ещё лучше — работая в них), строит себе дворцы в окрестностях столицы и на склонах швейцарских Альп. Телевизионные каналы заполнены ток-шоу для умалишённых или голливудскими фильмами, а своих, подобного уровня, российское кино снимать не умеет. Некогда гордость русской интеллигенции — русская литература — практически исчезла. Литературные премии выдают каким-то графоманам, которых в былые времена допустили бы разве что в районной газете фельетоны строчить. А самый известный современный российский писатель создаёт свои романы в таком стиле, что возникает ощущение, что он их писал под воздействием галлюциногенных грибов.

Иной человек может сказать, что не всё так плохо и привести в пример, скажем, подготовку спортивных объектов к Олимпиаде в Сочи. В самом деле, в Сочи построили немало эффектных современных объектов. Только одно «но» — если даже не брать в расчёт тех колоссальных сумм, которые были украдены в процессе строительства, наиболее эффектные здания, такие, как стадион «Фишт», строили иностранцыГенподрядчик строительства стадиона «Фишт» — компания «Ингеоком», а руководил строительством австралиец Дэймон Лавелле, который вместе с архитектурной компанией Populous также являлся автором проекта главной арены ЧМ-2010 по футболу в Йоханнесбурге. По официальным источникам, стоимость стадиона в Сочи — 23,5 миллиарда рублей1. То есть вся пресловутая инновационность современной России зиждется исключительно на нефтедолларах, за которые нанимались иностранные специалисты на наиболее важных участках развития инфраструктуры. Нечего и говорить, что сегодня, когда цены на нефть рухнули, таких проектов, как возведение олимпийских объектов в Сочи, Россия уже не потянет.

Опять же, можно найти какие-то примеры улучшений «на местах», стремления отдельных молодых людей к знаниям, сосредоточенной работы энтузиастов на будущее страны и т.п. Да, это имеет место быть в отдельных случаях. Однако в системном плане мы видим ставку на деградацию населения и окукливание т.н. элиты в «рублёвской экономической зоне» в надежде, что цены на нефть скоро вновь пойдут вверх. Вот что такое современная Россия.

Каким же образом господин Саркози может видеть в России в её нынешнем состоянии нечто, без чего «мы» не смогут «ответить на серьезные вызовы и труднейшие кризисы»? Может речь идёт всего лишь о ресурсном потенциале России? Тогда да, с господином Саркози можно согласиться — Европе ещё нужен российский газ. С российским газом справляться с «серьёзным вызовами и труднейшими кризисами» куда сподручнее, чем без оного. И видимо в этом кроется тот энтузиазм, с которым собравшиеся в МГИМО внимали речи нового почётного доктора, прибывшего — страшно сказать! — аж из самой Франции.

Вот что такое эвфемизмы и знание чувствительных струнок российской аудитории. «Мы не справимся без России с серьёзными вызовами!» И аудитория у ног оратора. Остап Бендер в таких случаях говорил: «Хорошо излагает, собака. Учитесь, Киса». А скажи Саркози всё как есть — Россия рассматривается Европой как сырьевой придаток, чья святая обязанность поставлять газ — и может другой была бы реакция. Впрочем, учитывая, какой контингент обитает в МГИМО ещё с брежневских времён, можно с уверенностью сказать — даже в этом случае слушатели бы млели от того, что им говорит с трибуны именитый француз. Который, кстати, был далеко не последним в деле уничтожения Муаммара Каддафи, которого, собственно, другие выпускники МГИМО когда-то энергично поддерживали.

Ну а что же Россия? Ведь хотят ли Саркози и прочие «мы» видеть её пособником в разрешении ими «серьезных вызовов и труднейших кризисов» или не хотят, Россия ведь должна думать о своём будущем. Но в нынешнем её состоянии Россия может не волноваться о своём завтра. Либо Россия перегруппируется, возьмёт курс на построение общества идеократического элитаризма на основе идей радикал-реанимационизма, либо у России будущего нет. А пока выходить из своего состояния население в массе своей не планирует. Во всяком случае, это как-то не заметно.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info