Рихтовка
16 февраля 2015 г.
Дмитрий Румянцев

Особенности экономики Германии 30-х годов прошлого века

На фото: Купюра в 20 рейхсмарок.
Источник: Архиф автора.
Общим местом стали утверждения об «экономическом чуде Шахта» - с марта 1933 года главу Рейхсбанка, а с 1934 года - министра экономики в гитлеровском правительстве. Однако в чём, собственно, состояло это «чудо»? Как ни странно, но несмотря на обилие литературы по истории Третьего рейха, тема экономики Третьего рейха освещена крайне слабо. Попытаюсь в данной статье пусть в очень сжатой, почти конспективной форме, но дать хотя бы общее представление о том, что происходило в экономической сфере Германии после прихода Адольфа Гитлера к власти.

В общем можно сказать так: национал-социалистическое правительство было крайне озабочено значительным увеличением числа рабочих мест, что происходило как за счёт глобальных государственных проектов (вроде всем известных автобанов), так и мероприятиями по оживлению национального капитала и максимального облегчения деятельности частного бизнеса, если он был связан с созданием рабочих мест. Рассмотрим прежде всего национал-социалистические мероприятия по оживлению бизнес-ситуации в стране.

Расходы на рекламу не облагались налогами, точно также были освобождены от налогов расходы на восстановительные работы. В 1934 году в рамках т.н. программы Рейнхарда было выделено 500 млн. марок для дотаций на осуществление работ по восстановлению и ремонту жилого фонда. Государство также оплачивало проценты по кредитам частным фирмам, которые осуществляли такие работы (что потребовало ещё 360 млн марок).

Широко использовались заменители денег в виде разного рода налоговых бонов и векселей. Налоговые боны выдавались частным предприятиям, которые гасили долги сейчас, что освобождало их от налогов в ближайшем будущем.

Существовали например Оэффа-векселя «занятости населения». Они шли на программы по расширению занятости (3 млрд. марок).

Другим инструментом были Мэфо-векселя. В 1933 году было создано ООО «Мэфо» с капиталом 1 млн. марок. Участниками ООО были пять крупнейших производителей вооружения и военного снаряжения. Большую часть военных заказов правительство оплачивало не наличными, а Мэфо-векселями. К 1938 г. их было в обороте на 12 млрд. марок.

Все эти меры вели к общей задолженности государства. К 1940 г. оно составило 79,4 млрд марок, а к концу 1941 - 128,5 млрд. марок.

По поводу бонов, Оэффа- и Мэфо-векселей и др. заменителей валюты в Германии 30-х годов следует сказать следующее, поскольку ряд исследователей утверждает, что не начнись война, эта политика суррогатных денег привела бы к гиперинфляции. Очевидно, что не будь политического заказа в такого рода «экспертизах», серьёзно принять идею возможной гиперинфляции не получается.

Инфляция - это введение в оборот дополнительной денежной массы, не подкреплённой соответствующими товарами и услугами. То есть ключевым является вовсе не сам факт введения дополнительной массы денег, а то, что эта масса не подкреплена товарами и услугами. Например, если в государстве совокупный объём всех товаров и услуг оценивается, скажем, в 100 условных единиц и он уравновешивается денежной массой на эту же сумму, то очевидно, что допечатка денежных знаков на сумму ещё в 100 условных единиц, вызовет падение стоимости национальной валюты на 50%, если общий объём товаров и услуг останется неизменным.

Яльмар Шахт продемонстрировал, что можно делить экономику всей страны на автономные сектора и с каждым отдельным сектором работать как с национальной экономикой в целом.

Однако практика в гитлеровской Германии была иной. Например те же Мэфо-векселя не вводились в общий оборот всей экономики, а использовались только в том её секторе, который был связан с вооружениями. Но именно в этом секторе и происходил взрывной рост экономики и именно этот сектор нуждался в дополнительных денежных средствах. Этого обычно не понимают классические экономисты - будь то представители либеральной или марксисткой школ. Фактически Мэфо-векселя как бы выделяли сектор вооружений в отдельную субэкономику и внутри этой субэкономики никакой инфляции не происходило, потому что она непрерывно росла. При этом на остальные сектора экономики Германии Мэфо-векселя не давили, поскольку они не имели в ней хождения. То есть Яльмар Шахт, вопреки идеям либеральных и марксистских экономистов, продемонстрировал, что можно делить экономику всей страны на автономные сектора и с каждым отдельным сектором работать как с национальной экономикой в целом. А потом постепенно государство могло вывести Мэфо-векселя из обращения, перейдя на исключительно денежные взаиморасчёты, когда экономика вооружений перешла бы от взрывного к более спокойному развитию.

Однако в целом экономика гитлеровской Германии на начальном периоде испытывала острый дефицит валюты. В связи с чем был введён жёсткий контроль за расходованием валюты. Одновременно были проведены мероприятия по жёсткому регулированию внешней торговли:

  • Переход от многосторонней к двусторонней внешней торговле;
  • ограничение импорта и определение централизованным путём общего объёма импорта, соответствующего народнохозяйственным интересам;
  • форсирование экспорта введением компенсационных сделок, дифференцированным обменным курсом, предоставление определённых привилегий фирмам-экспортёрам и пр.

Другой болезненный вопрос для Германии - зависимость экономики страны от импорта сырья. Этим Германия существенно отличалась от сталинского СССР, который практически имел собственные неисчерпаемые сырьевые ресурсы. Это накладывало на деятельность правительства Германии дополнительные ограничения. Госорганы осуществляли мероприятия по снижению зависимости Германии от импорта - в итоге появилось синтетическое горючее, искусственный каучук и пр. Нечего говорить, что это было достигнуто огромными государственными вливаниями в соответствующие научные сектора.

Из других ограничительных начинаний: в 1934 г. были заморожены цены на текстиль на уровне марта. Были запрещены соглашения о минимальной цене (для предотвращения картельного сговора). Был учреждён пост комиссара по контролю за ценами. В ноябре 1936 года был введён запрет на повышение цен, который в общем сохранился до 1945 года. Однако это неминуемо привело к появлению чёрного рынка, преимущественно на импортные товары.

Интересно, что частные фирмы при этом не оказывали особого неудовольствия. Потому что при всём при том произошло значительное оживление экономики, улучшилась возможность сбыта - и внутреннего (за счёт уменьшения иностранной конкуренции) и внешнего (за счёт помощи государства), увеличились возможности расширения производства (программы занятости), что увеличивало прибыль даже при замороженных ценах. Зарплаты также контролировались.

В целом частные промышленные предприятия входили в картели (контролируемые государством).

Параллельно была создана Организация промыслового хозяйства (ОПХ), которая считалась полугосударственным общественным органом. Представляла из себя видоизменённую форму предпринимательских союзов, наделённых административными и контролирующими функциями. ОПХ создавалась в несколько этапов, начиная с декрета 1933 года о создании Имперского сословия германской промышленности, в которое были включены Имперский союз германской промышленности и Объединение германских союзов работодателей. Потом произошёл ещё ряд реорганизаций, борьба компетенций фюрера промышленности и имперского министра хозяйства.

Организация промыслового хозяйства делилась на шесть имперских групп:

  • Промышленности
  • Торговли
  • Ремесла
  • Банков
  • Страхового дела
  • Энергетики

Интересно, кстати, что страховое дело считалось настолько важным, что оно было выделено в отдельную имперскую группу наравне с промышленностью, торговлей или банковским делом.

Каждая имперская группа делилась на экономические группы, отраслевые группы и более мелкие подразделения.

Рассмотрим систему подчинения на примере Рурских заводов:

Имперская группа промышленности - первая главная группа тяжёлой промышленности - экономическая группа горной промышленности - отраслевая группа каменноугольной промышленности - окружная группа Рура.

Руководители имперских групп назначались имперским министром хозяйства и несли перед ним полную ответственность. Руководители главных и экономических групп назначались министром по представительству руководителей имперских групп. Остальные назначались руководителями групп.

Окружные группы объединялись на местах в хозяйственные палаты, в которые также входили городские и районные промышленные и торговые палаты. Окружные хозпалаты объединялись в Имперскую хозяйственную палату.

Членство в ОПХ было обязательным в том числе для частных фирм, что давало государству контроль над частным сектором. ОПХ было довольно специфической формой симбиоза государственного управления и самоуправления субъектов экономики государства.

Система военных заказов распределялась через управление военной экономики, входившей в Верховное командование вооруженными силами.

Существовало имперское министерство труда, которому подчинялось управление трудоустройства и страхования от безработицы с 420 биржами труда. Туда же входило имперское управление по вопросам переселения и Немецкий рабочий фронт - они регулировали зарплату, миграцию рабочей силы и т.п.

Развитие экономики осуществлялось на основе четырёхлетних планов. В отличие от советского Госплана планы в Рейхе не были всеобъемлющим перечнем всего и вся в натуральных и стоимостных показателях. Планы были так сказать стратегически-ориентирующими, задавая ритм развития экономики. Первый план (1933-36 .г.г) был направлен на запуск программы расширения занятности, на внешнюю торговлю, строительства жилья и т.д.

Второй план был направлен на милитаризацию экономики и уточнение изменений в управлении экономикой.

Для реализации планов назначался уполномоченный по осуществлению плана (второй план контролировал Герман Геринг). Указом рейхсканцлера уполномоченному по проведению плана давались широкие полномочия, в том числе издавать распоряжения, имевшие силу законов, а также общие административные предписания. Его указания были обязательными для всех государственных и партийных органов. То есть это был своего рода хозяйственный диктатор страны.

Герингу подчинялась группа Генеральных уполномоченных. Например ГУ по вопросам ценообразования имел важные функции, без его санкции не могла быть установлена цена ни на один товар.

В целом институт уполномоченного по проведению плана и Организация промыслового хозяйства были тем инструментом, которым государство направляло экономику в нужном ему направлении.

Как это выглядело? Если какая-то частная фирма хотела расширить производство и, например, построить новый цех, она сперва должна была получить принципиальное разрешение в министерстве хозяйства и к соответствующему Генеральному уполномоченному. Разрешение выдавалось только в том случае, если такое расширение не противоречит главному направлению экономического развития страны. После этого надо было заручиться согласием ГУ по вопросам металлургии и ГУ по вопросам строительства. Для введения в строй уже построенного цеха, надо было получить согласие биржи труда на обеспечение предприятия рабочей силой. Сырьё можно было получить лишь с согласия имперской экономической или региональной группы ОПХ, а также промышленной палаты. Для получения импортного сырья требовались дополнительные согласования. Регламентировались размеры, номенклатура нового производства, а также качество продукции. Сбыт продукции курировался Имперским кураторием по вопросам рационального хозяйничания и экономики и Имперского комитета по вопросам поставок. Кроме того подключался Совет германского хозяйства по вопросам рекламы. Если продукция шла на экспорт, то участвовало Имперское управление внешней торговли.

Государственный сектор занимал значительное место в экономике Германии уже после Первой мировой войны. Но после 1933 года он стал возрастать. В 1939 году акционерный капитал госсобственности составлял 17 млрд. марок (для сравнения: в 1932 - 13,2 млрд). Это были предприятия преимущественно тяжёлой промышленности, такие как знаменитый концерн «Герман Геринг» - акционерное общество по добыче железной руды и производства чугуна, на котором к началу войны работало 600 тыс. человек.

Увеличение госсектора происходило в том числе и за счёт т.н. «ариизации» - конфискации еврейских предприятий и передачи их государству.

Однако существовали частные компании даже в сфере производства вооружений, как например предприятия Круппа, доход которых в 1939 году составил 394 млн. марок.

В целом экономика Германии после прихода Гитлера к власти развивалась бурными темпами, заставившими весь мир заговорить о «экономическом чуде». Это достигалось кратко описанными и целым рядом других мер.

Либеральные экономисты в послевоенный период делали акцент на имеющемся в обороте большом количестве заменителей денег (бонов, Оэффа- и Мэфо-векселей и др), что по их мнению рано или поздно привело бы к сильнейшему экономическому кризису. Однако ответить на этот вопрос однозначно ни в ту, ни в другую сторону невозможно. Рейх погиб не из-за экономического кризиса, а был разгромлен на полях сражений. А сама война стала возможна только благодаря резко возросшему производству тяжёлой промышленности, а оно, в свою очередь было возможно лишь на основе указанной экономической политики.

При этом, изучая экономические мероприятия Яльмара Шахта, следует учитывать то обстоятельства, что это были экстренные мероприятия, призванные вывести Германию из кризиса и резко переориентировать её на создание современных вооружений для будущей мощной армии. Это и было выполнено в кратчайшие сроки, не имевшие аналогов нигде в мире. Остаётся открытым вопрос - как бы реформировалась экономика национал-социалистической Германии, если бы не началась мировая война или если бы она окончилась победой Гитлера. Но на этот вопрос однозначно ответить невозможно.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info