Культурология
31 декабря 2014 г.
Дмитрий Румянцев

Вторая дверь

На фото: Фрагмент афиши кинофильма «Планета обезьян»
Источник: unknown

Всякий раз на исходе года всех почему-то охватывает некий зуд, который условно можно назвать «страсть к подведению итогов». С одной стороны, что, собственно, такого? Ну совершили полный оборот вокруг Солнца 5,98x1021 тонн разных полезных (и не очень) ископаемых, ну и что такого, к чему весь этот шум? С другой стороны, круг очерчен, и уж коли так сильно приперло и есть надобность подвести итог, так почему бы и не в этот самый момент?

Но поскольку Новый год время такое, когда многое прощается, то, пользуясь этим обстоятельством, я расскажу о нескольких примечательных (на мой субъективный взгляд) фактах, которые лично мне как-то бередят душу в силу своей вопиющей непонятности.

Как-то, наблюдая в одном супермаркете бытовой техники демонстрацию функциональных возможностей робота-пылесоса, напоминавшего небольшой перевернутый эмалированный таз для белья на колесиках, я вспомнил то волнение, с которым проснулся 18 сентября 2002 года в предвкушении начала новой эры. Вообще-то я не склонен к излишней экзальтации и с чувством легкого сострадания следил в своё время за энтузиазмом народных масс, с помпой встречавших «новое тысячелетие». Но вот 17 сентября 2002 года пробрало и меня. Всё дело было в том, что в этот день (вернее, в ночь с 17-го на 18-е сентября) гордость человечества — напичканный всякими процессорами робот Pyramid Rover пополз по южной шахте, выходящей из камеры Царицы в Великой пирамиде, чтобы, преодолев 64 метра, вскрыть потайную дверцу из известняка, перекрывающую эту шахту.

Интересно, что на исследование пирамиды отправился собрат такого же самого робота, который использовался для поиска выживших в развалинах Всемирного торгового центра в Нью- Йорке 11 сентября 2001 года. Само по себе, возможно, это не столь важно. Интереснее другое. Чтобы было понятно, почему я так сильно расчувствовался, скажу несколько слов о Великой пирамиде.

Робот Pyramid Rover на фоне пирамиды Хуфу

cs.unm.edu

Пирамида Хуфу (греки называли ее пирамидой Хеопса) или Великая пирамида расположена на плато Гиза близ Каира. На этом же плато имеется еще две пирамиды: пирамида Хафры и Менкаура. Несмотря на то, что древние египтяне (у которых одной из самых почетных профессий была профессия писаря) оставили кучи записей о своей истории, сколько-нибудь достоверных сведений в их источниках об этих пирамидах нет. Дошедшие до нас данные Геродота на этот счёт являются пересказом каких-то жреческих баек, которые могли быть правдой, но с такой же вероятностью могли быть и полным вымыслом.

Ничто не доказывает, что пирамиды Гизы использовались для захоронения фараонов. Во всяком случае, никаких следов, кроме камер с гранитными саркофагами — пустыми — не было обнаружено. Не было никогда в них обнаружено и никаких сокровищ, которые по идее должны были бы положить вместе с похороненным фараоном. В древности все три пирамиды были облицованы гладкими известковыми и гранитными плитами, которые уже в нашу эру арабы содрали и использовали для строительства мечетей (остатки облицовки сохранились только на пирамиде Хафры).

Одно из самых примечательных в Великой пирамиде — числовая символика, скрытая в ее пропорциях. Так, отношение полупериметра этой пирамиды к её высоте дает число Пи. Длина её периметра равна половине минуты широты экватора с погрешностью всего 13 миллиметров(!). А строили эту пирамиду более 4,5 тысяч лет тому назад. Грани пирамиды ориентированы точно по сторонам света. По расчётам Наполеона, камня, который пошёл на строительство всех трёх пирамид Гизы, хватило бы для того, чтобы опоясать всю Францию стеной высотою в 3 метра. Одна из гипотез (или фантазий) о назначении пирамид Гизы гласит, что весь комплекс был совершенным древним компьютером для осуществления астрономических наблюдений. Длина основания пирамиды Хеопса к её высоте относится, как 11:7, что в сумме даёт число 18. Ничего такого особенного в этом числе нет, кроме того, что оно получается путем суммирования трёх шестёрок — 6+6+6.

Видение Иоанна Богослова.

Миниатюра из «Роскошного часослова герцога Беррийского».

Как только речь заходит о трёх шестерках, так сразу же на ум приходят слова из Откровения Иоанна Богослова: «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть». Что тут за мудрость? Что это за число? Откровения Ионна Богослова, более известные как Апокалипсис, сама по себе-то очень загадочная книга, а тут еще такая явная просматривается аналогия. Словом, пирамида Хуфу — большая загадка. Но!

Некоторое время назад (тому уж не один полный оборот вокруг Солнца), один умный человек в приватном разговоре обратил мое внимание на основную тайну египетских пирамид. Историки (да и просто досужие любители), изучая феномен пирамид, только и делают, что строят всевозможные гипотезы на предмет того, как мол древние египтяне могли изготавливать многотонные блоки, транспортировать их и сооружать из них пирамиды. Однако вопрос производства — хотя, бесспорно, довольно любопытный сам по себе — не идёт ни в какое сравнение с вопросом о том откуда, собственно, вообще взялась у древних египтян технология возведения пирамид. Дело в том, что «производство» пирамид в Древнем Египте началось около 5 тысяч лет назад как-то практически внезапно. А так, вообще-то говоря, не бывает.

Одной из вершин современных строительных технологий можно считать небоскрёб (отлитый из бетона). Но в любом городе, где есть небоскрёбы, можно проследить всю эволюцию строительных технологий: вот погреб — дальний потомок землянок, в которых жили древние люди; вот одноэтажный частный домик; вот каменный дом в два-три этажа, вот пятиэтажка, вот многоэтажка, а вот вам пожалуйста и небоскрёб. И всё это, заметьте, несмотря на то что соседствует друг с другом в рамках одного мегаполиса, растянуто на века. Сначала землянка, потом домик, потом кирпичная трехэтажная фазенда. Ну а что бы вы сказали, если бы на берегу Москвы-реки лет этак тысячу тому назад было возведено высотное здание МГУ им. Ломоносова (понятно, тогда имени кого-нибудь другого)? А вокруг вятичи и кривичи с луками и стрелами. Не укладывается как-то в голове? А строительство пять тысяч лет тому назад — в Бронзовом веке — комплекса сооружений, который, пожалуй, и сегодня далеко не так легко воспроизвести нашей довольно развитой в строительном плане цивилизации — это в голове укладывается?

Во все времена, у всех народов одним из главных показателей уровня развития цивилизации было вооружение армии. С этой точки зрения любопытно узнать, как была вооружена египетская армия в те времена, когда были возведены пирамиды Гизы. А вот как. На вооружении воинов Древнего царства были: булава с каменным наконечником, боевой топор из меди, копьё с каменным наконечником, боевой кинжал из камня или меди, в качестве защитного оружия применялся обтянутый мехом деревянный щит. Итак, с одной стороны — каменный кинжал и деревянный щит, с другой — непревзойдённые и поныне циклопические конструкции, сооруженные со знанием пропорций Земли и ориентированные по созвездию Ориона.

Кстати, в строительном деле наиболее сложными конструкциями считаются вовсе не небоскрёбы, а тоннели. Вот, скажем, у СССР все было достаточно сбалансировано в плане мегапроектов: и военно-промышленный комплекс на высоте и тоннели рыли — будь здоров (одно московское метро чего стоит). В Египте в стародавние времена тоже с тоннелями был полный порядок. Древние источники рассказывают о каком-то невиданном гигантском лабиринте, построенном на месте ещё более древней пирамиды. (А вот интересно, как бы лет этак тысяч через пять воспринимали наши потомки многоярусный лабиринт туннелей, проходов и залов, оставшийся от московского метро?). Одновременно с ним (около 2500 г. до н.э.) был построен некий колоссальный бассейн и шлюзы. Тогда же было начато строительство канала для соединения Нила и Красного моря. Все эти сооружения до наших времён не сохранились.

Словом, не знаю кто там что ожидал найти, запуская Pyramid Rover в южную шахту Великой пирамиды, но лично я ожидал вовсе не золотых погребальных масок фараона Хеопса (если такой вообще существовал когда-либо). А чего, например? Сложно сказать.

В этой связи вспоминается одно высказывания Ханса Моравека — известного американского робототехника, занимавшегося проблемами искусственного интеллекта в 80-е года XX века. Рассуждения Моравека о будущем переустройстве мира роботами вполне возможно навели на идею авторов фильма «Матрица». «Наши небиологические потомки, не имеющие большинства наших ограничений, способные перепрограммировать себя, могут заниматься базовым знанием о вещах» — фантазировал Моравек. И вот тут возникает один любопытный вопрос: что есть машина и что есть жизнь. Или, даже, скажем так: до каких пределов искусственное кибернетическое устройство должно рассматриваться как машина, а с какого она уже должна восприниматься, как живое существо.

Жизнь является процессом, который может быть приведён в исполнение любым количеством организаций материи, включая быструю смену электронов в компьютере.

«Мне нравится думать, что если бы я увидел кого-то, сидящего рядом со мной у компьютерного терминала, кто пытал бы эти существа, посылал бы их в какой-то цифровой эквивалент ада или награждал бы только несколько избранных, способных написать на экране его имя, я попытался бы отправить этого человека к психиатру!» Эти слова принадлежат Кристоферу Лангтону, специалисту по искусственной жизни из института Санта-Фе. В одной биографической статье о нём сказано: «Он хотел, чтобы люди поняли, что жизнь является процессом, который может быть приведён в исполнение любым количеством организаций материи, включая быструю смену электронов в компьютере».

Лично меня такие люди, как Лагнтон и Моравек настраивают на философский лад. Если всё не понимать слишком уж буквально (скажем как в «Терминаторе» с его бунтом машин, да и в той же «Матрице»), то почему бы не предположить, что в ближайшее время развитие компьютерных технологий перешагнёт кремниевую эпоху (в конце-то концов, ей всего полвека с небольшим) и займётся, скажем, созданием нейронных компьютеров (уже и сейчас ведутся кое-какие работы в этом направлении). Имея нейронный процессор, долго ли человек будет удерживаться от того, чтобы не вживить нейронный процессор в мозг какого-либо биологического существа: кошки, собаки, медведя, кенгуру, обезьяны?

В конце концов не важно, в чей мозг будет вживлён нейронный чип — главное, что в результате появится существо, способное к накоплению знаний и развитию как робот, и к размножению, как биологический организм. Это будет искусственная жизнь? А что если эта искусственная жизнь когда-нибудь вытеснит с планеты нас, людей? На этот счёт, кстати, тоже имеется киноутопия — «Планета обезьян». Но это всё фантастика, моделирующая будущее. А что если нечто подобное уже происходило в прошлом? А что если мы, люди, всего лишь биологические кибернетические организмы, вытеснившие некогда с планеты своих создателей?

Идея эта, возможно, не такая уж и абсурдная, если присмотреться к ней поближе. Во всяком случае, занимаясь — даже поверхностно — историей науки вообще и историей появления компьютера в частности, как-то всё время наталкиваешься на разные странности, которые кратко резюмировать можно следующим образом: некоторые из тех знаний, которые мы считаем продуктом научного мышления последних двух-трех веков, были известны тысячи и тысячи лет тому назад. Причём, всякий раз, наталкиваясь на некие такие несообразности, человечество стыдливо воздерживается от комментариев.

Можно, например, вспомнить электробатареи, которым более полутора тысячи лет и которые хранились в музее Багдада (и которые пропали после разграбления музея американской солдатнёй). Это всего лишь один из многих примеров, когда факт, не вписывающийся в хронологическую шкалу прямолинейной эволюции, попросту игнорируется историками. Узкая специализация — вот бич нашей эпохи. Сотрудники научных лабораторий бьются над решением множества промежуточных вопросов, не ведая, что кто-то в смежной области науки уже брался за них и с успехом разрешил. Кто знает, сколько энергии потрачено впустую на изобретение — всё снова и снова — велосипедов. Технари не могут договориться с технарями. При попытке же наладить контакт между техническими и гуманитарными науками, происходит взаимное отторжение и — очень часто — аннигиляция.

Фото мазволея Ленина со стороны таинственной ниши.

Фото из архива RR

Да и вообще, люди как-то слабо замечают весьма необычные факты. Вот к примеру, говоря о тайнах пирамид египетских, как удержаться и не сказать пару слов о нашей, так сказать местной пирамидальной достопримечательности. Я имею в виду мавзолей на Красной площади. Тайна, о которой я скажу пару слов, не единственная его тайна, но уж больно вопиющая. И, что странно, я пытался пролить свет на данный вопрос в самых разнообразных инстанциях (благо были такие возможности), спрашивал ответственных работников, у историков, просто у знающих людей. И всюду наталкивался на стереотипный ответ: «Нет, не знаю. И что, в самом деле там такое? Хм-хм… Надо будет как-нибудь сходить посмотреть». Штука в чём?

Если стоять лицом к мавзолею и посмотреть на его правый угол, то обнаруживается, что это вовсе не угол, а какая-то странная угловая ниша (в левой части такой нет) с внутренним выступающим уголком, вроде продольного шипа. То что это случайность — исключено, ибо в таком культовом сооружении, как мавзолей, каждая деталь продумывалась и утверждалась сто раз. След внутренних конструкций? Тоже — нет, их было бы легко закрыть плитами. Отчаявшись найти ответ, я как-то раз подошёл к чекисту, который ходит вокруг мавзолея, и задал ему вопрос: «Не знаете случайно, для чего эта штуковина?» Он словно только и ждал этого вопроса и тут же поведал мне о собственных безуспешных попытках выяснить назначение этой странной архитектурной детали, которую не замечает никто. Мы чуть не обнялись — две родственные души посреди огромного мегаполиса, ищущие разгадку тайны мавзолея — наследия каких-то древних цивилизаций.

Мавзолей Кира Великого, который, как считается, был взят А.В.Щусевым за образец при создании проекта мавзолея В.И.Ленина.

Что касается историков, то на мой взгляд они как-то вяло относятся к фактам, которые не вписываются в общую линейную концепцию. Скажем, был у меня такой эпизод.

Всякий раз, когда я бывал в гостях у известного историка Сергея Семанова (ныне, увы, покойного), я не мог не любоваться его великолепной коллекцией старинного холодного оружия. О, это я вам доложу была коллекция! Чего там только не было: от каменного топора каменного века, до современных штучек. Однажды мое внимание привлёк изогнутый меч-сабля. «XIV век, принадлежал одному из сподвижников Дмитрия Донского» — прокомментировал хозяин музея. — «Можете снять и подержать в руках. Только осторожно — острый». У разных людей разное представление о том, что такое «острый». Во всяком случае, я не ожидал, что меч, которому более 6 веков, порежет мне палец, едва я дотронулся до его лезвия. Мой знакомый историк, оказывая мне первую медицинскую помощь, прокомментировал: «Таким мечом всадника в полном доспехе разрубали от плеча до лошади пополам. Затачивался всего один раз — при изготовлении». Меч, заточенный более шести веков назад, которым перерубили пополам неизвестно сколько одетых во все доспехи людей (а возможно и их лошадей), оставался острым как бритва по сей день и в завершении своей карьеры еще разрезал мне палец. Вот это я называю: технология! И добавлю: утраченная технология. Но опять же вопрос: а откуда она взялась в те времена? Историков этот вопрос почему-то не интересует.

Сергей Семанов на фоне своей коллекции старинного оружия.

Фото автора.

Вообще, эти самые «стародавние времена» — что, собственно, мы можем о них знать, если их исследованием занимаются люди, бравирующие тем, что не знают физику и математику. Не пора ли при каждом музее создать наблюдательную комиссию, состоящую преимущественно из инженеров — для инспектирования музейных запасников. Зачем? Ну вот скажем, что может сказать выпускник исторического или философского факультета МГУ о следующем тексте, которому уже 2,5 тысяч лет: «Сложное должно рано или поздно распасться, родившееся — умереть. Явления исчезают одно за другим, прошедшее, настоящее и будущее уничтожаются, все преходяще, над всем закон разрушения». Правильно, он скажет, что это высказывание принадлежит царевичу Сиддхартхе Гаутаме (он же Сакиа-муни, он же Будда) . А что об этом же самом тексте скажет выпускник физического факультета этого же славного учебного заведения? А он может сказать, что приведенный текст — несколько упрощенное (видимо взятое из популярной брошюры) определение энтропии, т.е. одного из краеугольных понятий современной физики и информатики.

Современная компьютерная техника покоится не только на определении количества информации, как величине, обратной количеству энтропии, но и на двоичной системе кодирования. Первым, кто предложил использовать двоичную систему был Лейбниц. В 1703 году он опубликовал специальный трактат «Использование двоичной арифметики». Но откуда идея о двоичной системе проникла в голову Лейбница?

Есть в китайских преданиях упоминания о некоем полумифическом императоре Фо-Хи. Время его жизни вычислить по летописям сложно — это где-то между 5000 и 3000 годами до н.э. Интервал, безусловно, большой. От времени этого Фо-Хи остались несколько галек с линиями, нанесенным по три: две прямых и одна ломанная (две единицы и один ноль или два нуля и одна единица?). Линии эти называются триграммами.

Папа Сильвестр II и дьявол.

Средневековая миниаютора.

По преданию, Фо-Хи составил восемь основных триграмм для того, чтобы раскрыть тайну небесных явлений, происходящего в природе, а также чтобы постичь вообще всё (не слабо!). На основе толкования этих триграмм якобы позднее была создана Книга Перемен. Книга Перемен говорит о том, что в каждой точке своего течения Время разделяется на несколько ветвей. И Книга даёт советы, как избрать то или иное решение, пойти по той или иной ветви. Рассказывают, что Конфуций так интенсивно изучал Книгу Перемен, что зачитал до дыр целых три экземпляра.

Был такой Римский Папа Сильвестр IIСильвестр II, Герберт Орильякский (ок. 946 — 12 мая 1003) — средневековый учёный и церковный деятель, папа Римский со 2 апреля 999 года по 12 мая 1003 года. Популяризировал арабские научные достижения в математике и астрономии. Возродил использование абака, армиллярной сферы и астролябии. Считалось, что он владеет многими знаниями на грани увлечения сатанизмом. В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» Воланд объясняет свой приезд в Москву необходимостью экспертизы найденных подлинных рукописей «чернокнижника Герберта Аврилакского», то есть Сильвестра II.1, которого возвели на папский престол в 999 (снова три шестерки — перевернутых!) году. Его считают изобретателем механических часов. В молодости он путешествовал на Восток. В его личном обиходе во дворце было множество странных вещей, в том числе некая созданная им «магическая голова» из бронзы, которая отвечала «да» или «нет» на вопросы о политике и общем положении христианства, т.е. попросту работала, как двоичный автомат. И говорят рекомендации головы (уничтоженной после смерти Сильвестра II) отличались большим числом попаданий «в десятку». Так вот, Сильвестр II также штудировал Книгу Перемен, основывавшуюся на двоичных триграммах императора Фо-Хи. Был экземпляр этого манускрипта и у Лейбница…

Процесс введения робота Pyramid Rover в южную шахту камеры Царицы.

Фото: newscientist.com

Да, ну а что же штурм Великой пирамиды? А ничего, Pyramid Rover прополз 64 метра по узкому (22x23 см в поперечнике) шахтному стволу и приступил к сверлению двери из известняка. Кстати, почему археологи решили, что это дверь, а не просто тупик? Дело в том, что «это» имело все признаки двери: петли, ручку и что там еще, т.е. видимо предполагалось, что она может быть открыта (кем-то, кто может двигаться в коридоре с поперечником 22x23 см). И задача робота как раз в том и состояла, чтобы, просверлив дверь, вставить в отверстие оптоволоконную телекамеру и показать ошарашенному миру тайну Великой пирамиды. Робот это всё исправно сделал (на то он и робот): дополз, просверлил, вставил и показал изнывающим от томления людям… вторую дверь! Первая дверь закрывала с одной стороны нечто вроде поперечной боксовой камеры, которая с другой стороны закрывалась… точно такой же дверью. И вот эту-то вторую дверь роботу преодолеть оказалось не под силу, он попросту не мог до неё добраться.

Схема прохождения робота Pyramid Rover в южной шахте и двойная дверь.
www.cs.unm.edu.

Древние создатели пирамиды словно знали о возможности подобной попытки и блокировали её. Ведь не от людей же был призван защищать этот трюк с двойной дверью в 64-метровом коридоре в котором и кошка-то вряд ли развернётся. Словом, приобщения к древним тайнам Великой пирамиды 18 сентября 2002 г. не состоялось. Гусеничный кибернетический уродец Pyramid Rover спасовал перед предусмотрительностью древних строителей. А может это и к лучшему? В конце концов: «есть нечто ужасное в мысли о том, что наша способность удивляться может исчезнуть раз и навсегда. И причиной этого будет наше знание». Так стоит ли пытаться приоткрывать ящик Пандоры? Вдруг мы узнаем о самих себе нечто такое, о чем бы нам знать не хотелось.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info