Рихтовка
18 декабря 2014 г.
Михаил Сарбучев

Социология без мифов в информационном обществе

Современный мир стремительно меняется. Информация устаревает ещё до того, как её сумели переработать и проанализировать. Особенно это касается информации, касающейся состояния социума. Беда российской социологии в том, что она использует инструментарий полувековой, а то и более давности. Отчасти этим объясняется неспособность власти адекватно реагировать на изменения, происходящие в обществе, адекватно отвечать на вызовы времени. Ведь даже стандарты уровня жизни населения ей зачастую используются еще советского образца.

Вряд ли сегодня может считаться «состоятельным» человек, имеющий во владении автомобиль класса «ВАЗ 2106», в то время как для 80-х годов ХХ века это вполне могло быть критерием оценки социализации. В середине 90-х годов мобильная связь была доступна лишь бизнес-элите. Сегодня купить себе мобильник может позволить даже школьник, сэкономив на завтраках. Изменилось все, причем изменилось кардинально.

Уже не годятся для расчёта «социальной нормы» советские нормативы жилплощади, унаследованные от коммуналок, безнадёжно устарела «потребительская корзина» с расчётами норм белков, жиров и углеводов по стандартам полуголодного послевоенного времени, которые, кстати, не всегда достигались и во времена бывшего СССР. Идея социального государства изживает себя даже не в силу каких-то этико-философских причин, а в силу того, что нормы потребления и, главное, структура потребления перешли в совершенно иные парадигмы.

Идея социального государства изживает себя даже не в силу каких-то этико-философских причин, а в силу того, что нормы потребления и, главное, структура потребления перешли в совершенно иные парадигмы.

Растерянность в обществе порождается этой самой неспособностью воспринять новые стандарты. «Закрываются районные библиотеки!» — это воспринимается как знак трагедии, если мы смотрим на ситуацию глазами человека 40-х годов, никогда не знавшего компьютера и привыкшего работать с текстом, набранным на пишущей машинке. Но тот же самый факт в глазах человека уже даже не «начала», а вполне полноценного XXI века воспринимается совершенно иначе, поскольку он читает не «блок скреплённых страниц с текстом и иллюстрациями и внешних защитных элементов (переплёт, обложка)», как трактует понятие «книга», например БСЭ 70-х годов ХХ века, а текст на экране планшета, или «букридера». Ясно, что в сознании такого человека слово «библиотека» будет в первую очередь иметь семантику «база данных». Если все содержимое районной библиотеки, причём в более компактном, структурированном и доступном формате можно записать на WD-Passport соответствующей ёмкости, то содержать специальное помещение, требующее отопления, вентиляции, квалифицированного персонала становится нерациональным, как нерациональным стало использование лошади для пассажирских перевозок в первой трети прошлого века.

И тут возникает большое поле для спекуляций, в том числе спекуляций политических, социальных. В глазах обывателя при определенном PR «Движение против закрытия библиотек», естественно воспринимается как движение в защиту культуры и национального достояния. На самом же деле, скорее наоборот, продвигая в правительстве протекционистские законы «О сохранении библиотек» оно фактически консервирует допотопные технологии обработки информации, нагружая бюджет некими функциями богодельни. Эти деньги недополучат программы развития информационного общества, эти помещения так и останутся «заповедником» мышей и клещей-сопрофитов, при этом посещаемость их будет катастрофически снижаться, что в свою очередь станет ещё одним полем для спекуляций. На самом деле всё обстоит иначе. Молодёжь прекрасно осваивает тексты классиков, причём, зачастую на языке оригинала, посредством скачивания их из всемирной сети, и только в сознании юного пионера 20-30-х годов прошлого века, пределом мечтаний которого была иллюстрированная книжка, всё это будет выглядеть как «деградация» и «разрушение культуры».

Информационное общество выдвигает совершенно иные стандарты потребления, причём не только потребления самой информации. Да, сегодня необходимой (уже необходимой, такой же как свет, газ, тепло) услугой становится услуга широкополосного доступа к сети Интернет. Причём, большая ошибка, которую также допускают различные политические спекулянты, считать, что подобная услуга в России сегодня доступна только в крупных городах. В Краснодарском крае, в Тюменской, Свердловской областях уже давно не является редкостью, например, спутниковый Интернет. Качество широкополосной связи, например в Новгороде, ничуть не ниже, а зачастую выше, чем в Москве, и особенно в Московской области. Для целых субъектов Федерации наличие автомобиля в каждой семье уже давно не роскошь и не утопия. Это требование реальности, необходимый атрибут современной жизни.

В этих условиях особое значение приобретает адекватное отражение реального развития общества. Не обслуживание мифа, и дальнейшая его подгонка под «осваивание бюджета» в интересах мифического же общественного блага, а вдумчивое, порой рутинное, изучение жизни общества как таковой. Не с целью обвинить того или иного политика или выбить финансирование на очередную «потёмкинскую деревню», а с целью понять и спрогнозировать реальное будущее, чтобы власть при разработке законодательства пользовалась не представлениями колхозного крестьянства 40-50-х годов о «богатстве» и «бедности», «культуре» и «невежестве», «нравственности» и «безнравственности», а современными мировыми стандартами, обоснованной статистикой и актуальными научными подходами.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info