Постулаты
15 мая 2014 г.
Дмитрий Румянцев

Священная иерархия

На фото: Вавилонская башня издревле была символом общественной иерархии.
Источник: radire.info
Вопрос сразу следует поставить предельно резко. Что даёт обществу пресловутое неравенство? Ответ — оно делает систему более устойчивой. Потому что на языке логики пресловутое неравенство называется жёсткой иерархией.

Иерархия — это то, на чём держится любая система.

Но вот какая странность. Никто не будет спорить с тем, что в любой мало-мальски успешной организации существует жёсткая иерархия и никакого равенства не существует в принципе. И это никому не кажется унизительным и ужасным. Но стоит заикнуться, что тот же самый принцип должен присутствовать и в организации общества в целом, как тут же крик — «Караул! Назад в средневековье! Это же какое-то кастовое общество».

Положим, кастовое общество (если брать Индию), это несколько иное. Оно не только закрепляет иерархию, но жёстко регламентирует, какими занятиями какая каста может заниматься, а какими не может. Причём не факт, что представители верхних каст не хотели бы заняться какой-либо деятельностью, которая закреплена за нижними кастами. То есть такой принцип назвать очень удачным никак нельзя.

Пара слов о том, что означает слово «жёсткая». Жёсткая иерархия означает вовсе не то, что из нижнего уровня иерархии нельзя перебраться в верхние, если позволяют способности. Нет. Жёсткой иерархия называется потому, что она очевидна, неизменна и её устройство доведено до сведения каждого члена общества и каждый чётко знает, на каком он уровне и какие уровни над ним, а какие под ним. И переход с уровня на уровень невозможен произвольно.

Например, простой сотрудник не может стать начальником отдела просто так, однажды придя на работу пораньше и усевшись за стол своего начальника. Вернее за стол усесться он конечно может, только начальником от этого не станет. До тех пор, пока его начальник не освободит место (уволившись или получив новое назначение), и его личные заслуги не позволят претендовать на пост начальника отдела. Вот что такое — жёсткая. При этом нет ничего невозможного в принципе для рядового сотрудника подняться весьма высоко по карьерной лестнице (т.е. в иерархии), если он обладает надлежащими способностями и энергией.

Это общий принцип. И в обществе в целом он должен действовать также, как и на работе.

Возникает сразу же вопрос: как же, например, те же США, в которых никакой особой явной жёсткой иерархии в организации общества не заметно, а устойчивость системы весьма высока. То есть никто не отрицает разницы в материальном положении, но деньги — вот единственное мерило иерархии в американском обществе.

С одной стороны, какое нам дело до того, как организовано американское общество. Последние негритянские бунты, прокатившиеся в ряде американских городов, никак не настраивают на то, чтобы признать организацию американского общества достойной подражания. И однако на сегодня США — это самое мощное и наиболее успешное государство, поэтому желание копировать общественное устройства именно этого государства, возникающее у многих людей политических, вполне понятно. Отсюда и справедливость вопроса: в США жёсткой иерархии незаметно, и однако пока эта страна довольно успешно движется по бурным волнам истории.

Такой взгляд на вещи, однако, является весьма поверхностным. Политическая реальность США во многом обусловлена не борьбой «слонов» и «ослов»В США слон является неофициальным символом Республиканской партии, а осёл — Демократической1, как это видится со стороны, а сложной схемой взаимодействия различных кланов, закрытых клубов, а то и просто масонских лож. Человек, который не входит в то или иное закрытое сообщество, в США высоко по политической карьерной лестнице не поднимется. Главным органом управления американским обществом является даже не Конгресс в целом (и уж тем более не президент), а преимущественно Сенат. И хотя формально сенатором может стать любой гражданин США, достигший 30-летнего возраста, но в реальности конечно кандидат в сенаторы должен заручиться поддержкой неких закрытых клубов или сообществ.

Важным в организации американского общества является то, что помимо явной как бы «без-иерархической» структуры существует вполне конкретная иерархия. Это достаточно жёсткая система. Как пример — чтобы было понятнее — знаменитый актёр Арнольд Шварценеггер никогда не мог бы рассчитывать на пост губернатора, если бы не женился на Марии Шрайвер Мария Оуингс Шрайвер , американская журналистка и публицист, лауреат премий «Пибоди» и «Эмми»; приходится племянницей 35-му президенту США, Джону Ф. Кеннеди. 2. То есть Шварценеггер породнился с семьёй, находящейся на очень высоком уровне американской внутренней политической иерархии. Когда он вдруг решил «вернуться в кино»? Всё верно — после того, когда перестал был членом семьи, т.е. его отношения с Марией Шрайвер прекратились (из-за любовной интрижки на стороне). И сразу исчезла возможность находиться на высшем уровне иерархии американского общества.

Пример этот прекрасно иллюстрирует, как на самом деле устроено американское общество. Хотя, разумеется, обычный обыватель может на это даже не обращать внимания. Что говорит о том, что если и стоит говорить об успешности американской организации общества, то успех тут в первую очередь в том, что жёсткая иерархия незаметна поверхностному наблюдателю.

Конечно, средний человек, которому с самого детства вбили в голову, что равенство — это благо, сталкиваясь с такого рода рассуждениями, невольно ставит себя на самый нижний уровень гипотетической жёсткой иерархии и ему становится как-то неуютно. Ему это не нравится.

Но можно задать два вопроса: почему, собственно, себя надо ставить на самый нижний уровень? Если вы даже не принимаете таких рассуждений, то всё равно по крайней мере обладаете интеллектом, чтобы раздумывать над ними. Значит в любом случае самый нижний уровень, уровень недоумков и дегенератов — не ваш. Самый верхний уровень — тоже конечно маловероятно. Но место на средних этажах вам по любому забронировано. Но разве это не то, чего хочет среднестатистический человек? Как же тогда рассуждения про «золотой» средний класс?

Вопрос второй: почему, собственно, если общество построено на основах жёсткой иерархии, то это должно быть обязательно какое-то угрюмое общество дефицита и унылой жизни? Возьмём пример с коммерческой фирмой. Самый нижний уровень — это рядовой сотрудник. Но разве он так уж несчастен тем, что находится на самом нижнем уровне? Он получает зарплату, которая позволяет ему вести приемлемую жизнь, имеет свой дом, семью, свободное время и т.п. Конечно он бы хотел зарплату побольше, а работу почище, да и поменьше, но в целом его несчастным забитым существом не назовёшь. Да и при этом его (в случае амбиций) может согревать мысль, что при должной настойчивости и малой толике удачи он может занять место своего начальника, то есть подняться в иерархии на одну ступеньку вверх. А там — чем чёрт не шутит — и ещё, и ещё…

То есть коммерческую фирму (впрочем, точно также как и государственное предприятие), несмотря на существующую жёсткую иерархию, никто (кроме совсем уж аномальных людей) не воспринимает как нечто ужасное. Почему? По двум причинам.

Причина первая — даже на самом нижнем уровне этой иерархии человек не ощущает себя изгоем, униженным и ограбленным.

Причина вторая — даже на самом нижнем уровне иерархии существует потенциальная возможность продвижения вверх и человек спокоен в том смысле, что он своё возьмёт, если уж его амбиции того требуют.

Иначе говоря, если нижние уровни иерархии дают возможность вести неплохую жизнь, то большинство людей и не будут особо переживать. Чем выше человек поднимается в иерархии, тем сложнее у него жизнь и никакие деньги этого компенсировать не могут.

Итого: а) устойчивость обществу придаёт только жёсткая иерархия; б) в правильно организованном обществе обитатели даже нижних этажей социальной иерархии не чувствуют себя дискомфортно.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info