История
18 марта 2014 г.
Василий Исаков

Катары и тамплиеры

На фото: Руины замка Монсегюр, последнего прибежища катаров.
Источник: неизвестен.
В XIII веке одним из самых цветущих земель на том пространстве, которое позднее будет носить имя Франция, была Страна языка Ок. Филологи могут часами рассуждать о том, чем южный диалект ланг д'ок отличался от северного диалекта ланг д'ойль. Собственно к трагедии, которая разыгралась тут в XIII веке, отношения это не имеет. Главное, что знает любой, кто хотя бы немного интересовался историей того периода, это название края — Лангедок.

В начале XIII века Лангедок не подчинялся французским королям. Это была независимая вотчина, которая управлялась графами Тулузскими и могущественным домом ТранкавелейТранкавели (фр. Trencavel) — один из самых влиятельных родов Лангедока в Южной Франции, вассалы графов Тулузы и королей Арагона. Как противники крестоносцев сыграли важную роль в Альбигойском крестовом походе, в результате которого в конечном счёте утратили свои владения, как и графы Тулузские.1. В отличие от грубого Иль-де-франс с центром в Париже — ядра того, что максимально расширившись, превратилось во Францию, Лангедок был центром утончённой и пышной культуры. Высоко ценились там философия; поэзия и куртуазная любовь восхвалялись как интеллектуальные достоинства в элегантном и блестящем обществе. На высоком уровне находились науки, а в Люнеле и Нарбонне в школах даже изучали иудейскую эзотерическую науку — Каббалу.

Благодаря одному из крупнейших портов той эпохи — Марселю — Лангедок был местом встречи и взаимопроникновения различных религий: христианства, в том числе византийского православия, мусульманства, иудаизма. С большим интересом там относились к различным вариациям религий, в том числе к манихейству. А вот римско-католическая церковь пользовалась не слишком большим уважением.

В Лангедоке возникла, расцвела, а потом была уничтожена т.н. «альбигойская ересь». Название «альбигойцы» получило повсеместное распространение возможно потому, что в 1165 году церковным трибуналом города Альби были приговорены к смерти адепты этого религиозного течения. Да и вообще Альби долгое время оставался одним из важнейших центров этого движения.

Наравне с термином «альбигойцы» очень часто использовался и продолжает использоваться термин «катары» (Katharos), означавшим — «чистые». Катары верили в реинкарнацию, и признавали в том числе женское начало в религии — их проповедники и учителя были обоих полов.

Пеликан для катаров был символом Иисуса Христа.

Катары отвергали католическую церковь и обрядовость. Настоящие катары не имели детей — особый священный обряд катаров consolamentum принуждал к плотскому воздержанию. Главным во взглядах катаров на мир являлся доведённый до логического конца дуализм борьбы Добра и Зла. В христианстве также присутствует этот дуализм, однако сатана, как противник Бога, не равен ему и, в конечном итоге, проигрывает. У катаров взгляд на мир был несколько иной. Достаточно сказать, что материальный мир они воспринимали, как царство Зла, в котором гибнут светлые ионы — души. Собственно, отказ от деторождения, был вызван потребностью в борьбе со злом-материей и конечным освобождением душ. Однако в силу реинкарнации освободить душу было не так просто. И после смерти одного тела душа-эон снова захватывалась злом-материей и возвращалась на землю.

Для того, чтобы душа устала и больше не захотела возвращаться на землю, освободившись от пут материального, надлежало её истязать. Причём не только самобичеванием. Говорят, катары практиковали своеобразный обряд истязания души — проходящая в полной темноте оргия, в которой наравне присутствовали мужчины и женщины, заканчивающаяся беспорядочным иступлённым сексом без всяких ограничений. Впрочем, не исключено, что это выдумали те, кто боролся с катарами, считая, что следует максимально очернить облик «чистых». Однако не исключено также, что наиболее спорные моменты своих практик, которые стали известны публике, катары и их последователи специально объявили выдумками Рима, с тем, чтобы защитить свой имидж. Хотя по большому счёту это не столь и важно. И уж тем более в наше время никто не стал бы упрекать катаров это этот обряд, даже если он и в самом деле практиковался.

О религии катаров существует огромная литература, где подробно исследуются идейные связи «альбигойской ереси» с манихейством, арианством, богумильством и даже с религией друидов. Мы не имеем возможности в рамках небольшой статьи исследовать этот вопрос. Нас более интересует другое.

Диспут между Св.Домиником и катарами.

Педро Берругете (ок.1470)

К концу XII века катары настроили против себя две могущественные силы: официальный Рим, который никак не мог приветствовать, что целый цветущий край — Лангедок — выходит из под контроля. Но Лангедок привлёк внимание и французских королей, которые были не прочь расширить свои владения путём присоединения владений графов Тулузских.

В 1209 году случилось неизбежное. Пришедшая из Иль-де-Франса армия, состоящая из тридцати тысяч воинов, словно ураган пронеслась по Лангедоку. Непосредственным поводом к вторжению послужило убийство в 1208 году друзьями графа Раймунда Тулузского Пьера де Кастельно — легата папы Иннокентия III, посланного для проведения диспута о ереси. Иннокентий III обратился к французскому королю Филиппу II Августу с требованием примерно наказать Лангедок. Поход был назван крестовым и всем участникам были обещаны точно такие же духовные (и, разумеется, материальные) блага, что и крестоносцам, воевавшим в Святой Земле. Позднее поход получил название Альбигойского. Армию вторжения возглавил Симон де МонфорСимон IV де Монфор (1165-1218). Его военные акции против альбигойцев отличались жестокостью, но и эффективностью; благодаря чему он заслужил уважение среди крестоносцев.2.

О необыкновенном ожесточении крестоносцев в этом походе можно говорить много. Но достаточно упомянуть только один факт. Когда крестоносцы де Монфора осадили катарский город Безье, они обратились к папскому легату с вопросом — как отличить гнусных катаров от честных христиан? На что легат ответил фразой, вошедшей в историю своим кровавым цинизмом: «Убивайте их всех, Бог узнает своих!». После взятия Безье было уничтожено пятнадцать тысяч мужчин, женщин и детей, большое количество было убито прямо в церквях, где те искали спасения. Фактически это был первый в истории Европы геноцид населения целого края. Один за другим пали Перпиньян, Нарбон, Каркассон, Тулуза; сожжённых деревень и селений вообще никто не считал.

Крестоносцы изгоняют катарское население из Каркассона.

Старинная миниатюра

Крестоносцы искренне верили, что уничтожают ересь и вели себя точно также, как с «неверными» в Святой земле. Но вот что удивительно. Главный стержень крестоносного войска в Палестине — бесстрашные победоносные рыцари тамплиеры — отказались принять участие в Альбигойском крестовом походе. Весь период Альбигойского крестового похода, тамплиеры подчёркивали свою нейтральность. Когда же официальный Рим попробовал «поднажать» на них, великий магистр Ордена ответил, что настоящим крестовым походом можно считать только поход против сарацинСо времени крестовых походов европейцы стали называть сарацинами всех мусульман, часто используя в качестве синонима термин «мавры».0.

Этого мало. По рассказам современников, крепости тамплиеров — а это были одни из самых лучших укреплённых пунктов того времени — часто служили убежищем для катаров. Порой тамплиеры даже брали оружие, чтобы защитить катаров. Например, тамплиеры Шампани и Альбедюна (Безю) открыли убежище для «чистых». Ничего удивительного, что немало катаров в ходе Альбигойского крестового похода влилась в ряды тамплиеров. Для примера, командором ордена Храма в Тулузе в начале Альбигойских войн был членом катарской семьи Транкавель. Это, разумеется, не радовало крестоносцев Симона де Монфора, но они были бессильны против могущественного ордена тамплиеров. Вступив в орден тамплиеров, представители знати Лангедока оставалась в своих владениях, где являли собой прочную основу для ордена.

Откуда же взялась эта взаимная симпатия между катарами и тамплиерами? Ответ сегодня представляется очевидным — система идей вызывала позитивную комплиментарность между двумя религиозными сообществами. Именно в Лангедоке тамплиеры встретили мировоззрение, весьма далёкое от римско-католической ортодоксии. Палестина с её многотысячелетней историей, в том числе историей религиозных воззрений, была словно плавильным котлом идей, в котором варились тамплиеры. Но эти же идеи вышли и за пределы Палестины.

Центром мировоззрения тамплиеров было всё, что так или иначе связано с Храмом Соломона. Образ Храма Соломона одновременно является и одной из главных идей иудаизма. После разрушения Храма и вавилонского плененияВавилонское пленение — период в истории еврейского народа с 598 по 539 год до н. э. Собирательное название серии насильственных переселений в Вавилон значительной части еврейского населения Иудейского царства во времена правления Навуходоносора II.3, в среде иудеев возникла идея восстановления Храма, ставшая стержневой идеей на протяжении последующих веков. Возвратившись из пленения, иудеи восстановили Храм в VI в. до н.э. Ирод I Великий (73 г. до н.э.-4 г. н.э.) отреставрировал Храм — в этом время Иудея уже находилась под властью Рима. Однако в результате Иудейского восстания (66-73 г.г.), римская армия штурмом взяла Иерусалим. Храм, который стал последним очагом обороны, был также захвачен, подожжён и разрушен. Вполне естественно, что это с одной стороны придало новую жизнь идее восстановления Храма, но одновременно и вызвало к жизни дополнительную идею — идею ненависти к Риму и всего, что с ним связано.

Разрушение Иерусалимского Храм.

Фрагмент картины Франческо Айеца

В результате первой и второй Иудейских войн, Иудея, как страна евреев, была римлянами уничтожена, а евреи в массе своей отправились в изгнание по всему свету. Поскольку «весь свет» того времени в целом ограничивался бассейном Средиземного моря, то евреи расселились в первую очередь на берегах этого моря, в частности на той территории, которая много веков спустя стала Лангедоком. К моменту возникновения катаров, в Лангедоке жило множество еврейских семей — идеи иудаизма стали составной частью идей катаров, особенно в той их части, которая резко негативно оценивала Рим. Это и было точкой сближения идей катаров и тамплиеров.

Тамплиеры, которые с самого своего основания проводили некие таинственные изыскательские работы на руинах Храма Соломона, вольно или невольно приобщились ко многим иудейским ценностям. В итоге им, точно также, как катарам, стала претить официальная доктрина Рима, претендующая на свою универсальность. Тамплиеров сближал с катарами толерантный взгляд на религию.

С другой стороны, между тамплиерами и катарами были и чисто человеческие связи. Знатные уроженцы Лангедока точно также, как и рыцари всей Европы, имели право вступать и вступали в орден тамплиеров. При этом они, как и все прочие, отдавали все свои земли в Лангедоке, в связи с чем орден имел обширные земельные владения в этом крае. По слухам, одного из основателей ордена тамплиеров называли катаром, однако документально это никак не подтверждено. Однако что точно известно — четвёртый великий магистр Ордена Бертран де Бланшфор был выходцем из катарской семьи. Потомки Бланшфора участвовали в Альбигойских войнах на стороне катаров: замок Бланшфор пал в 1214 году, а его земли были переданы Симону де Монфору.

Очень схожи и финальные моменты в истории катаров и тамплиеров. Последней битвой катаров против крестоносцев стала оборона замка Монсегюр. Монсегюр пал 16 марта 1244 года. Почти все катары, которые в нём находились, были подвергнуты сожжению. Однако несколько катаров смогли ускользнуть незадолго до этого, унеся с собой некое таинственное «сокровище катаров». Это факт породил множество слухов и легенд.

Орден тамплиеров, по крайней мере во Франции, был уничтожен 13 октября 1307 года. Последний великий магистр ордена — Жак де Моле, был сожжён 18 марта 1314 года, т.е. почти день в день, что и последние катары Монсегюра, но через 70 лет. Было ли это случайным совпадением или продуманным актом исторического параллелизма? Во всяком случае явно не случайным местом казни последнего магистра тамплиеров был выбран еврейский остров. И точно также, как «сокровище катаров», не было найдено «сокровище тамплиеров».

В заключение стоит отметить, что традиция приписывает катарам и тамплиерам в равной степени родоначальство будущих масонских лож, перекроивших в конце XVIII — начале XX века политическое пространство мира.

Тамплиеры были крестоносцами, а катары — боролись с крестоносцами. Но историческая судьба странным образом переплела эти два мистических образования. Они хотели смотреть на мир шире, чем допускала официальная римско-католическая церковь, и поэтому их кончина была столь трагичной. Но они оставили после себя жгучую тайну, которая волнует пытливые умы и по сию пору.


Авторское право © 2013 - г.г. radire.info. Все права защищены.

Копирование материалов разрешено только со ссылкой на radire.info